?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сеансом грандиозного саморазоблачения в интервью КП на прошлой неделе сливные откровения Лаврова не закончились. Через день он дал ещё два интервью, в которых признал две уступки укрохунте в отношении миссии ОБСЕ в Донбассе сверх тех, о которых уже было заявлено Путиным.

Но если первую из этих уступок допущение элемента полицейских функций в миссии ОБСЕ на линии разграничения наблюдатели уже успели отметить и обсудить (во многом благодаря обильному цитированию в росСМИ), то менее растиражированные тезисы в поле внимания не попали.

Вот интересующий нас фрагмент интервью:

Вопрос: Что происходит с вооруженной миссией ОБСЕ на Украине? Каждый день приходят новые уточнения со стороны Москвы или Киева.

С.В.Лавров: Выдавать желаемое за действительное всегда можно, но нечистоплотно передергивать то, о чем говорят на высшем уровне по телефону или при личных встречах.

Действительно, украинские представители и сам Президент Украины П.А.Порошенко в последние два-три месяца просто одержимы тем, что нужно обязательно обеспечить какие-то силы безопасности на всей территории Донецкой и Луганской республик, и только после того, как все эти территории будут взяты под международный вооруженный контроль, будет возможно проводить реформы, объявлять выборы, менять конституцию и т.д. Разговор на высшем уровне в итоге вращался вокруг того, что нужно повысить эффективность работающей там миссии ОБСЕ. Президент России В.В.Путин выступил за то, чтобы нарастить, прежде всего, потенциал этой миссии на линии разграничения. Мы поддержали создание на этой линии нескольких зон безопасности.

Вопрос: Об этом говорил Президент В.В.Путин в ходе прямой линии, назвав это не худшей идеей?

С.В.Лавров: Да, и создать на этой линии несколько зон безопасности в самых тревожных районах, разместить там дополнительное количество наблюдателей ОБСЕ, сделать так, чтобы они предотвращали попытки вернуться в освобожденные от вооруженных сил Украины территории (такие попытки были, в частности, в Широкино).

Второе, что мы предложили, чтобы в местах складирования тяжелой техники, куда она отводится в соответствии с Минскими договоренностями и откуда часто пропадает, тоже были усиленные круглосуточные наряды наблюдателей ОБСЕ – как по восточную сторону от линии разграничения, так и на территории, которую контролируют вооруженные силы Украины. Также мы сказали, что будем готовы, если это поможет делу, согласиться на то, чтобы решением ОБСЕ эта дополнительная группа наблюдателей, которая будет контролировать линию разграничения и места складирования тяжелых вооружений, имела право носить личное оружие.

Вопрос: То есть, не только каски, но и личное оружие?

С.В.Лавров: Пистолеты для самообороны. Эта практика имеет место. Можно считать, что это элемент полицейских функций, но, прежде всего, это охрана и мониторинг ненарушения линии отвода и мест складирования. Более того, мы были бы готовы (сейчас это обсуждается в ОБСЕ) поддержать одно из вызревших в недрах секретариата ОБСЕ предложений, касающееся дополнительных мер по обеспечению безопасности в ходе выборов. Мы предложили еще дополнить эту миссию ОБСЕ, а вернее создать отдельную группу наблюдателей на период выборов, которые вместе с народной милицией Донецка и Луганска ходили бы и смотрели, как обеспечивается безопасность. Это то, о чем говорили, и все это, повторю, вписывается в размышления, которые идут внутри ОБСЕ.

Вопрос: Почему же это не реализовывается? Потому что украинцы хотят, чтобы эта миссия стояла и на российско-украинской границе? В чем «камень преткновения»?

С.В.Лавров: Об этом мы никогда не договаривались. Украинцы хотят этого постоянно, но им многократно объясняли, что пока нет амнистии, закона об особом статусе, который действительно будет гарантировать дополнительные права этим территориям, пока эти права в рамках особого статуса не закреплены в конституции Украины на постоянной основе, трудно рассчитывать на то, что Донецк и Луганск согласятся «авансом» выполнять то, что по Минским договоренностям должно завершать политический процесс, а не быть его предварительным условием.

Кроме уже упомянутых полицейских функций, которые Лавров таковыми называть не хочет, как о принятом решении говорится о создании "зон безопасности в тревожных районах" по типу Широкино (читай, сдаче украм территорий ДЛНР по кускам) и (sic) о создании группы наблюдателей на период выборов! Это и есть та самая вторая миссия на всей территории ДЛНР, которая представляет наибольшую угрозу с точки зрения "миротворчества", а по сути оккупации.

Особый цинизм в том, что Калантарян приписывает инициативу этой миссии Москве, когда всем известно, что её проталкивает укрохунта. В этом плане обе "враждующие" стороны неукоснительно соблюдать указивки Нуланд, которая обрисовала именно такой формат участия ОБСЕ в донбасском урегулировании.

При этом остаётся пока на словах твёрдая позиция по границе "в конце процесса", что превращает всю риторику в пакет предложений "всё, что хотите, кроме границы". Это значительно успокаивает общественность, ориентированную на сдачу границы как на главный маркер слива и не склонную обращать излишнее внимание на дипломатические детали.

Только вот так же, как сейчас мало кто замечает в репликах Лаврова очередных уступок по миротворцам, так и в отношении границы их вряд ли заметят, если это будет оформлено как, к примеру, "создание зоны безопасности" в очередном "тревожном районе"...

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
trill_of_trust
Jun. 6th, 2016 07:38 am (UTC)
Постпред США при ООН заявила, что Вашингтон продолжит давить на Москву

США будут продолжать оказывать давление на Россию, чтобы добиться исполнения обязательств по Минским договоренностям, заявила вечером в среду постоянный представитель США при ООН Саманта Пауэр в связи с возвращением на Украину Надежды Савченко.

https://news.mail.ru/politics/25903340/?frommail=1
( 1 comment — Leave a comment )

Profile

politnotes
politnotes

Клуб "Политпрогноз"

Latest Month

July 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner