politnotes (politnotes) wrote,
politnotes
politnotes

Category:

Спутанные карты президентских выборов в США

Когда две недели назад стало известно, что Трамп остался единственным кандидатом от Республиканской партии на нынешних президентских выборах в США, многие обозреватели бросились писать длинные опусы о том, что это означает для американской политики, как Трамп сломал стереотипы и спутал карты американскому истеблишменту. Но мало кто озаботился вопросом, а как это может сказаться на ситуации вокруг Донбасса и РФ в целом. Что ж, попытаемся восполнить пробел.

Типичная американская избирательная кампания – это демократический "голубь"-интервенционист против республиканского "ястреба"-изоляциониста. Взаимоисключающие эпитеты не должны сбивать с толку, это такая, выражаясь современным языком, "фича", причём обеспечивающая тот самый "внутриэлитный консенсус", о котором написаны тома панегириков "образцовой демократии".

В общем и целом, это вполне понятно. Любое общество, как, впрочем, и человек, стремится "сидеть повыше и помягче", то есть обладать как можно более высоким статусом при как можно более низких расходах на его завоевание или поддержание. Поэтому игра на общественных настроениях ведётся вокруг этих двух факторов – статуса и его цены. В американском обществе это выливается в два магистральных дискурса, маятниковым образом сменяющих друг друга. Первый – "мы великая незаменимая нация с мировым господством, но нашему статусу постоянно угрожают могущественные силы зла, которые надо побороть любой ценой". И второй – "мы великая незаменимая нация с мировым господством, силы зла не так страшны, чтобы нас побороть, мы можем особо с ними и не напрягаться".

Ясное дело, что платить за статус слишком дорого не хочет никто. Американское общество здесь не исключение, тем более, что в условиях неоспоримой глобальной гегемонии угрозы статусу США действительно не так очевидны, чтобы бросать на их преодоление все силы нации. Поэтому избирательные кампании – это, как правило, торговля "ценой статуса" по принципу "кто предложит меньше".

Демократы успокаивают общественность тем, что именно американские ценности, а не военное присутствие, гарантируют мировое господство, поэтому надо не напрягаться, а просто правильно распространять свои ценности, заключать союзы, использовать "мягкую силу" - и дело в шляпе. Это потом уже выясняется, что распространять ценности приходится и военным путём, но тогда уже для убеждения общественности находят какой-нибудь вопиющий пример "кровавого режима", настолько цинично попирающий демократические ценности, что одолеть его можно исключительно военной силой. Республиканцы, в свою очередь, критикуют эти "бессмысленные авантюры", в которых нет "жизненно важных американских интересов", стращают своё общество угрозой "имперского перенапряжения" и заманивают иностранную публику сладкими речами про изоляционизм, чтобы в случае победы затеять не менее бессмысленные авантюры, в которых, по их заверениям, на кону стоят как раз "жизненно важные американские интересы". В общем, увлекательная игра "найдите десять отличий".

Каждый раз этот спектакль разыгрывается заново, хотя контекст и акценты могут несколько отличаться. Нынешняя кампания, как ожидалось, должна была в общих чертах соответствовать базовому сценарию. Правда, особенности президентства Обамы всё же внесли некоторые коррективы. Обама, как и любой уходящий президент, в каком-то смысле, – "мальчик для битья", фон для контраста баллотирующимся номинантам. Но его внешнеполитический "доробок", то есть итог, в конечном счёте, настолько неоднозначен, что в качестве контраста можно продвигать совершенно разнонаправленные дискурсы. С одной стороны, можно обвинять в очередных "бессмысленных авантюрах", с другой, можно критиковать за нерешительность и сдачу позиций. Смотря, на что сейчас растёт запрос электората – на собственно статус или на уменьшение его цены.

Типично республиканская платформа, по логике, должна была бы взять за основу вторую линию и нещадно критиковать "слабака Обаму" за неспособность довести дело до победного конца ни в случае Асада, до сих пор остающегося у власти, ни в случае Путина, так и не поколебленного слишком слабыми санкциями и сохраняющего контроль за частью Донбасса и Крымом. Торговля статусом, пошатнувшимся из-за нерешительности президента-демократа, напрашивалась сама собой.

С другой стороны, демократы не могли полностью поддерживать внешнюю политику президента, уходящего с катастрофически низким рейтингом, но и критиковать её с "ястребиных" позиций тоже было некомильфо. Тем более, что к выработке этой политики главный кандидат от демократов Хиллари Клинтон имела самое прямое отношение, и полностью от неё дистанцироваться не могла. Наиболее оптимальной в такой ситуации казалась позиция, подчёркивающая достижения этой политики, оправдывающая её эффективность в сравнении с дорогостоящим военным вмешательством и сулящая ещё более впечатляющие результаты при небольших затратах. Здесь цена статуса должна была выйти на первый план.

Только вот для того, чтобы какие-то достижения подчёркивать, необходимо было их заиметь. Поэтому, по логике, для обеспечения успеха своего бывшего госсекретаря (правда, это ещё надо разобраться, кто у кого был секретарём, Хиллари у Барака или наоборот) Обаме нужно было довести приоритетные для него внешнеполитические проблемы если не до окончательного решения, то хотя бы до той стадии стабилизации, которую можно предъявить общественности как реальный и приемлемый на данном этапе результат. Пока что такой результат наличествует только в случае иранской ядерной сделки. Поэтому, абсолютно в русле этой логики, действующая администрация в последние два года пыталась и пытается добиться быстрого слива Донбасса в рамках минских соглашений, формирования переходного правительства в Сирии, пусть даже при номинальном временном сохранении Асада, подписания ТТИП и ратификации ТТП.

Но внезапно расписанный сценарий кампании ломается, шаблоны трещат и заставляют менять уже выученные роли. Вместо ястребиной критики обамовского малодушия, на фоне которой Хиллари должна была казаться всего лишь решительной голубкой, появляется Трамп с его экстравагантными заявлениями. Он тоже, в общем-то, критикует Обаму за малодушие, но совсем не в том ключе. Вместо нерешительности в нападении он упрекает его за нерешительность в обороне и переводит игру из плоскости традиционной борьбы внутри элитных кланов в борьбу этой самой традиционной элиты и "несистемного" популизма, мэйнстрима против маргиналии (подробнее об этом здесь).

В результате, актёры в каком-то смысле поменялись местами. Хиллари отбросила все экивоки и без стеснения выступает с позиций главного "ястреба" этой кампании. Торг о цене статуса уже неактуален, вопрос ставится о статусе как таковом. Республиканские элиты пребывают в растерянности. Перед ними стоит выбор – либо уломать Трампа и заставить его стать "их человеком" если не до выборов, то после, либо договариваться с Клинтон и пытаться выйти с ней на компромисс, либо самоустраниться и потерять влияние на эти выборы вообще. Военная верхушка пока однозначно поддерживает Клинтон. Но остальные политические кланы пока не определились.

В принципе, сам факт победы Трампа в лагере республиканцев многие расценивают почти как гарантию президентства Клинтон, что усиливает её позиции во внутриэлитном торге. Но сбрасывать эксцентричного миллиардера со счетов заранее тоже не стоит. Он способен менять риторику по мере необходимости, и вся его симпатия к Путину - не более чем предвыборный пиар.

Как это меняет расклад для Донбасса? Пока можно говорить только о некоторых контурах этих изменений.

Во-первых, это снижает непосредственную заинтересованность Хиллари в быстром сливе. Предъявлять доказательства своей эффективности в предвыборный период теперь как бы и не обязательно. Зато можно заработать политические дивиденды на "усмирении русского медведя" после выборов, уже в статусе президента.

Во-вторых, с точки зрения дальнейшего давления на РФ, выгоднее поддерживать её имидж как "стороны, не выполняющей своих обязательств", дабы иметь основание для усиления наката. Отсюда и требования к хунте только лишь принять закон о местных выборах, чтобы потом "перебросить мяч" Москве.

В-третьих, военная верхушка вовсю форсирует события, не дожидаясь исхода выборов. Вместо предвыборного затишья и промежуточной стабилизации идёт нагнетание напряжённости и подготовка плацдармов для будущего наступления. Увеличивается военный бюджет, растут закупки тяжёлых вооружений, в общем, идут явные приготовления к большой войне. В этом свете наличие ещё одной "горячей точки" как рычага давления на РФ актуальнее формального решения конфликта.

Можно ли с уверенностью говорить о том, что Хиллари отказалась от сценария быстрого слива, а Нуланд по её поручению работает на затягивание процесса, а не на получение результата в сжатые сроки? Нет, пока это только гипотеза, но гипотеза не лишённая оснований. Как иначе объяснить тот факт, что Вашингтон начал оказывать сколь-нибудь серьёзное давление на хунту только сейчас, когда времени для полной реализации минской схемы практически не осталось? Или то, что своё финальное давление на хунту Нуланд ограничивает краткосрочной задачей принятия закона о выборах, ни капли не заботясь о том, чтобы гарантировать их последующее проведение в указанные сроки?

С другой стороны, вроде возможно, что сейчас стороны только готовят электоральное поле для решающей битвы после летних съездов партий и выдвижения кандидатов. Вырабатывают возможные стратегии, взвешивают варианты. Пока демократы не поймут, с какой платформой войдёт в финальную стадию кампании Трамп, они могут не форсировать события, чтобы не наломать дров и не нарваться на критику. Так что эта пауза и неопределённость в отношении слива Донбасса может объясняться как планами на стратегическую перспективу в поствыборный период, так и банальной неясностью электоральных задач на текущий момент. Поэтому Нуланд и готовит такую конфигурацию, в которой все нужные инструменты будут на руках, и можно будет при необходимости добиться полного слива в сжатые сроки или затянуть процесс с возложением вины на Москву.

Как бы там ни было, об одном можно говорить совершенно определённо: то ли из-за угрозы прихода Трампа и желания создать задел до выборов, то ли из-за ощущения развязанных рук и предвкушения неизбежной победы, демократы явно усилили нажим на российскую илитку уже сейчас. Но какую задачу они решают на данном этапе, сложно судить. Либо дожимают до быстрого слива на своих условиях, либо формируют поле для более амбициозной игры с прицелом на поствыборный период. А вот какова её цель – только лишь ускорить крах кооператива "Озеро", в том числе с помощью гонки вооружений, и обеспечить приход к власти условной "Семьи", с которой у клана Клинтон контакты давно налажены, или подготовить почву для полноценного военного разгрома – ещё предстоит понять.

Если дело действительно обстоит подобным образом, то кооператив "Озеро", понимая эти угрозы и стремясь снизить масштаб грядущего после выборов наката, должен, по логике, нейтрализовать их уже сейчас, то есть добиться слива до избрания Хиллари каким угодно путём, пусть даже односторонним. Правда, односторонний слив Вашингтон грозится не принять, здесь сработает разве что полное выполнение требований укрохунты с передачей границы, но это уже полный отход от всех заявленных позиций и "вариант на крайняк".

Кстати, в эту линию вписывается и срочное, ещё до думских выборов, включение отдельных "семейных" ультралибералов во властные структуры. Лучше сдаться сейчас на более мягких условиях, чем потом получить по полной программе. Поэтому не проходит и недели, чтобы Алексей Кудрин не получил какое-нибудь новое назначение в очередной "совет при президенте".

Но это только одна сторона медали. Вернее, расклад "с колокольни" демократов. Ещё неясно, что решат республиканские кланы, как они поведут себя в отношении Трампа. Какая-то надежда на трамповскую лазейку у Кремля, очевидно, остаётся.

До недавних пор, правда, республиканцы через свою агентуру в укрохунте поддерживали линию на сопротивление минскому сливу, практически с теми же мотивами, которые сейчас проскакивают у Хиллари, – чтобы перенести триумф на нужный срок. Возможна ли ситуация, когда они будут готовы способствовать быстрому сливу ради какой-либо поддержки со стороны Кремля? Сомнительно.

Хотя с чем Трамп не шутит. Пообещать он может много чего. Только вот рычагов, чтобы обеспечить нужный результат уже сейчас, у него нет. Пока нет.

Автор благодарит уважаемых miguel_kud и pravoe_org за помощь в подготовке материала.

Tags: Новороссия, Россия, США, выборы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments