politnotes (politnotes) wrote,
politnotes
politnotes

Categories:

Сурков и майдан или дела давно минувших дней-2

Тема роли Суркова в событиях февраля 2014 года активно муссируется в укроСМИ и почти никак не фигурирует в отчественной блогосфере. Отзвуки "борьбы башен" впервые начали выходить наружу только в июне прошлого года с подачи Стрелкова. Из-за чего создаётся впечатление, что Сурков всё это время сидел в кустах, и только к апрелю-маю начал перехватывать инициативу, перехватив её окончательно к концу августа. Сенсационные разоблачения того, как Сурков чуть ли не лично руководил снайперами 20 февраля, воспринимаются как действия хунтовских "ястребов" по срыву минской схемы.

А между тем, если проанализировать те события с учётом имеющейся сейчас информации о борьбе этих самых пресловутых кремлёвских башен, то многое из того, что казалось нелогичным и непонятным, станет на свои места. И прежде всего инсинуации о том, что Москве дескать победа майдана была выгодна, чтобы отжать Крым. Да была, но не всей Москве, а конкретным группам влияния. И не ради Крыма, а ради гораздо более масштабной схемы. Но обо всём по порядку.
Итак.

Долгое время Москва не проявляла особого интереса к Соглашению об ассоциации ЕС с укропией. Зазывания в Таможенный союз носили ритуальный и практически декларативный характер, основной торг между российскими и украинскими элитами шёл вокруг газового контракта. Более того, из отдельных источников в среде российского раздавались голоса в поддержку этого документа как возможности заполучить выход на европейский рынок с заднего крыльца так же, как европейский бизнес с помощью ассоциации и ЗСТ стремился получить аналогичный выход на рынок СНГ. В общем, ассоциация устраивала если не всех, то многих. А остальные просто не вникали в суть процесса.

Если принять за основу тот факт, что за влияние на украинском направлении внешней политики РФ изначально боролись две группы интересов - группа Газпрома вместе с банковским капиталом, олицетворяемый условным Сурковым, и группа ВПК в лице Глазьева, Рогозина и Малофеева - то понятно, что газовая группа долгое время контролировала это направление практически безоговорочно. Но особого результата не добивалась - после Харьковских соглашений подвижек по газовому вопросу и распилу трубы не наблюдалось.

В декабре 2012 года источники в ЕС сливают в прессу текст ассоциации, тем самым предоставляя её противникам козырь для публичного и непубличного обоснования возможных последствий её имплементации. Чем и занялись представители группы ВПК. В мае 2013 года эта группа добивается успеха - Москва разворачивает кампанию по торможению ассоциации. Интересным образом это совпадает по срокам с отставкой Суркова.

Изначально эта кампания особых успехов не приносит - на этапе осени настрой Януковича на подписание "исторического документа" кажется окончательным и бесповоротным. Пропаганда в духе "мы идём в Европу, несмотря на происки врага" включена на полную катушку. Но Евросоюз продолжает тянуть со своим решением и оказывать давление на ВФЯ по делу Тимошенко. Задним числом можно сказать, что это была критическая ошибка Брюсселя - скажи он в сентябре хотя бы непублично, что готов подписать и без освобождения ЮВТ (на что потом уже решились в Вильнюсе), Янукович бы прыгал от удовольствия, и в вопросе была бы поставлена точка.

Но этого не произошло, а произошёл резкий разворот 21 ноября, который, по ряду признаков, стал совершенной неожиданностью для Кремля. Группа ВПК частично добилась результата, но окончательную сделку надо было ещё согласовать. И она была согласована 17 декабря под шум майдана и на очень выгодных для Януковича условиях. Но заключалась она, фактически, за счёт интересов группы Газпрома - ничем не обусловленная скидка на газ для укры до весьма низкого уровня не могла обрадовать "сидящих на трубе", и они, по всей видимости, начали работать на срыв этой сделки, используя майдан как рычаг давления.

Сложно сказать, когда именно в игру включается Сурков. Мадам Кошкина увязывает его участие с приездами групп сотрудников ФСБ, первый из которых, по её данным, состоялся 15-16 декабря. Но мне всё-таки кажется, что Сурков работал отдельно от линии ФСБ, принадлежащей к другой, конкурирующей группе влияния (об этом см. 1 и 2 ). И включается он как раз тогда, когда затихший и потерявший свой смысл майдан нужно было снова "разогреть" до нужной степени.

Средством "разогрева" выступают печальноизвестные "законы 16 января", необходимость в принятии которых отсутствовала напрочь, и которые только усилили подозрения относительно "руки Москвы" во всём процессе. Многие "околополитические" персонажи уверяют, что эти законы были приняты с подачи московских партнёров (указанная в материале Кошкиной дата выхода Зурабова на контакт с АП Януковича это подтверждает, к тому же, примечательно, что авторы этих скандальных законов Колесниченко и Олейник сейчас спокойно живут и здравствуют в Крымнаше), только вот подача эта была рассчитана не на подавление майдана, а на его закономерную активизацию. Зурабов работал в связке с Сурковым на интересы газовой группы. И последний, как правильно замечает та же Кошкина, приезжал в Киев каждый раз после очередной обострения - 20-21 января, 1 февраля и 20-21 февраля. Она это связывает с давлением на ВФЯ в сторону введения чрезвычайного положения и реализации силового сценария. А мне представляется, что это были этапы торга за сдачу сделки 17 декабря или хотя бы выход на компромисс с учётом интересов газовой группы, которые вна укре представлял Фирташ и его сподручные.

Первый этап торга ничего не дал, тогда в ход пошла кровь, и был получен промежуточный результат - отставка Азарова, выбивающая краеугольный камень из-под сделки 17 декабря, в которой Миколаянычу была отведена немаловажная роль. Сразу после его отставки зависает вопрос со следующим траншем 15-миллиардного кредита, и начинается скурпулёзный процесс переговоров с оппозиционной тройкой. Примерно тогда же в дело активно включаются Штаты и определяются с кандидатом в кресло на Банковой. Публичное рукопожатие Керри с Порошенко на Мюнхенской конференции в конце января не оставляло никаких сомнений - комбинация согласована, и надо только найти способ её провернуть, причём не откладывая. Как минимум два фактора заставляли спешить с воплощением задуманного - Олимпиада, с одной стороны, и действия конкурирующей группы, с другой.

А ведь конкурирующая группа, тем временем, тоже не дремала. Понимая всю шаткость текущего положения, она начинает зондировать почву в Крыму. Из интервью Темиргалиева мы знаем, что этот процесс начинается примерно в то же время - во второй половине января. Причём группы Малофеева и Суркова работают отдельно друг от друга, в параллельном режиме.

Но самое главное, переговорный процесс ВФЯ с, как их тогда называли, "горынычами" ничего не давал, месяц, отведённый на подбор нового премьера, подходил к концу, и на 18 февраля было назначено голосование в Раде (кто скажет мне точно, кого собирались утверждать в тот день на премьера, тому личная благодарность и почётная грамота, это пока недостающий пазлик в моей картинке), а минфин уже размещал на ирландской бирже евробонды, которые российское правительство обязалось выкупить. Сроки срывались, группа ВПК явно опережала газпромовцев, окно возможностей норовило закрыться. Даже эскалация 18-го ничего не дала - ВФЯ почти согласился на разгон. И тут включается Сурков.

Я не могу сказать с уверенностью, чьи снайперы стреляли 20 февраля (не удивлюсь, если там было несколько отдельных групп), но я убеждена, что это Сурков дал гарантии Януковичу, начавшему паковать чемоданы ещё за день до этого, Сурков со товарищи одобрили соглашение 21 февраля, на которое ВФЯ уламали фирташевские, и Сурков же потом организовал эвакуацию самого ВФЯ сразу после обнародования этого соглашения. Что косвенно подтверждает, что к этому варианту, как минимум, готовились, а как максимум, его целенаправленно готовили. И казус Парасюка, вполне возможно, был не такой уж неожиданностью для тех, кто заранее знал о согласованных президентских перспективах Порошенко и содействовал им (а дорогой друг Зурабов не так просто послом числится).

Но для Путина и европейских партнёров фактор неожиданности, очевидно, имел место. Срыв соглашения 21 февраля обе стороны восприняли как кидок и некоторое время действовали по инерции. Поэтому начатый 22-го числа малофеевской группой подъём в Крыму был подхвачен только 27-го. Но им удалось разыграть это так, что других вариантов у Путина не оставалось. И судя по оговоркам того же Стрелкова, расчёт делался на то, что единожды встав на этот путь, Путин уже не сможет с него сойти. Однако, расчёт, как мы знаем, не оправдался.

Если смотреть на вещи с этой точки зрения, то почти вся имеющаяся информация укладывается в общую канву. Наверное, мне нужно было раньше об этом догадаться, но прозрение приходит, когда приходит, а не когда мы того желаем. Во всяком случае, роль Суркова во всём этом процессе становится очевидной - он приезжал не разгонять майдан и поддерживать Януковича, а использовать майдан, чтобы дожать Януковича и сорвать сделку 17 декабря. Но сорвав её в итоге, он грубо и явно подставил РФ, дав повод нынешней хунте, пардон, киевским друзьям, демонизировать "руку Москвы", которая, на самом деле, работала тогда на их же благо. И продолжает работать на него до сих пор.

Tags: Путин, Россия, США, Украина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 137 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →