politnotes (politnotes) wrote,
politnotes
politnotes

Categories:

Русская идентичность и конфликт в Новороссии: наши тактические задачи (2)

     2. Новороссия и РФ: политический кризис и его пропагандистское прикрытие.

Весь ход развития событий вокруг украинского майдана, переросшего в войну между Украиной и Новороссией, представляет собой колоссальный кризис внешней политики РФ, а точнее целую серию различных кризисов – 1) кризис её общей направленности на компромисс с Западом, на который Запад, как оказалось, нельзя ни уговорить, ни принудить; 2) кризис её европейского вектора в результате провала идеи континентального интеграции на основе равноправного диалога с Евросоюзом, 3) кризис её энергетической стратегии вследствие утраты контроля за укроГТС и последующего отказа от Южного потока, 4) кризис евразийского интеграционного проекта, не имеющего смысла без перспективы выхода на взаимовыгодный торг с Евросоюзом единым фронтом.

Но самое главное, этот кризис дискредитирует даже те нелепые, риторические и бутафорские претензии на роль великой державы, которыми ублажали российскую общественность на протяжении многих лет. Руководство РФ, фактически, отказалось не только вести себя сообразно с ранее задекларированными амбициями, но и отстаивать свои непосредственные объективные стратегические и экономические интересы. Миф о «вставании с колен» был развеян, более того, под сомнение была поставлена способность РФ не то, что выступать субъектом мировых или хотя бы региональных политических процессов, но и выполнять первичную функцию русского государства – защиты русских людей и ценностей Русского мира.

Это означает, что стратегическое внешнеполитическое поражение подрывает главную политическую опору легитимности существующего режима. Параллельно с этим, эффекты от наложенных Западом санкций аналогичным образом подрывают её экономическую опору – относительно приемлемый уровень жизни в сопоставлении с периодом «лихих 90-х». То есть создались все предпосылки для того, чтобы внешнеполитический кризис перерос в кризис внутри­политический. Причём не обязательно в форме «майдана», распада или других радикальных сценариев. Потеря тех рычагов, за счёт которых все эти годы с помощью пиар-технологий создавалась иллюзия путинской стабильности как единственно возможного и безальтернативного пути развития государства (в реальности ведущего к дальнейшей деградации), сама по себе делает невозможным удержание нынешней асимметричной структуры российского общества с характерным для неё колоссальным разрывом между олигархической верхушкой и широкими массами, а также угрожает сложившейся системе баланса клановых интересов в рамках самой этой верхушки.

Собственно, удержание данных рычагов, а вместе с ним и сохранение в прежнем виде этой дисфункциональной социальной структуры, и стало первостепенной задачей правящего класса и пресловутых кремлёвских башен. Не допустить перерастания внешнеполитического кризиса в кризис внутриполитический и коллапс существующего режима, и для этого не допустить озвучивания и постановки в публичном поле закономерных вопросов о причинах и виновниках стратегического поражения страны в приоритетных и критически важных сферах внешней политики – вот главная подоплёка всей той громкой пропагандистской кампании, которая развернулась в информационном пространстве в последние месяцы под условной аббревиатурой ХПП.

У этой кампании наметились три основные точки приложения усилий.

Первая – замалчивание и нивелирование стратегического поражения как такового, вплоть до представления поражения как победы.

Бравурное очковтирательство в духе «Путин всех переиграл», разражающееся пышными победными тирадами по случаю каждого внешнеполитического события или заявления Кремля, даже если победой там и близко не пахнет. В качестве магистральной темы педалируется мнимая борьба с политической и финансовой гегемонией Запада при помощи «отрыва Европы от Штатов», а также создания «бумажных тигров» в виде объединений с незападными странами а ля БРИКС и перехода на расчёты в национальных валютах.

Упор изначально делался на громкость и массовость – общественность буквально бомбардировали, особенно в период весны-лета 2014 года, растиражированными комментариями архиавторитетных экспертов, с уверенностью объясняющих, какие грандиозные стратегические цели преследуются российским руководством на международной арене, и почему оно находится практически в полушаге от их достижения. Впрочем, по мере развития событий и неоднократного публичного признания самим руководством отсутствия таких целей, эта пропагандистская линия понемногу сошла нет, просто исчерпав запас публичного лицемерия. Все мало-мальски годные для неё инфоповоды закончились на этапе позорного саммита в Брисбене. Так что сейчас уже даже самые стойкие певцы антигегемонической борьбы сходят с авансцены, не выдержав неравной схватки с объективной реальностью.

Отголосками данной линии остаются разве что ещё изредка повторяемые тезисы о поражении США («Америка своих целей не добилась», «реализовать американские планы на Украине не удалось» и т.п.) или самой Украины. При этом неизменно указывается, что последствия этого никак не сказываются на положении РФ или сказываются в благоприятном ключе («Нас это устраивает»). Тезис о поражении Украины даже был озвучен главстерхом во время сеанса общения с благодарным народом, в роли которого (народа) выступали Кудрин и Венедиктов. Но в общем-то, это уже остатки былой роскоши. Когда журналисты ведущих каналов в прямом эфире открыто ставят вопросы о провале, отрицать очевидное уже очень сложно. Даже Путину.

Вторая – смягчение и нивелирование масштаба и последствий стратегического поражения для РФ, а также обоснование возможности компенсировать эти последствия в будущем.

Область запутанных мудрствований, объясняющих некритичность поражения в вопросе Новороссии на данном этапе либо незначительностью самого вопроса, либо опасностью ещё большего поражения в случае дальнейшей эскалации, либо тактической необходимостью отступления ради возможности получить гораздо более весомый выигрыш в перспективе, когда основные противники падут под собственной тяжестью.

Область, надо признать, крайне благодатная. Именно здесь взращиваются и распространяются вздорные, но, на первый взгляд неискушённого обывателя, правдоподобные нелепости, коих скармливают простодушной общественности вот уже целый год. Тут и сакраментальное «Украина никому не нужна» с видоизменениями «Нужна только труба, но как только достроим Южный Турецкий поток, выкинем её на металлолом», и россказни про «клетку на шахматной доске», на которой идёт отчаянная «битва за Европу», актуальная разве что для авторов этих россказней, и страшилки о мировой войне (правда, уже несколько померкшие на фоне медленного, но уверенного нарастания прессинга со стороны Запада) и рисках прямого столкновения с НАТО, и байки о неизбежном скором падении ненавистного доллара и всей американской финансовой пирамиды, дождавшись которого можно будет смело подбирать призы, выпавшие из корзины поверженного гегемона, и, наконец «взять всю Украину» (что плохо согласуется с тезисом о том, что она никому не нужна), ну и прочие небылицы помельче вроде отмены или нерасширения санкций, времени, необходимого для строительства госаппарата и армии Новороссии, подготовки третьего майдана или глубокого подполья в тылу врага.

Все эти продукты антинародного творчества грешат тем же, чем и экспонаты первого звена, – неимоверным отрывом от реальности. Большинство из них уже опровергнуты действиями Запада или украинской хунты. Многие сформулированные на основе этих тезисов потенциальные маркеры успешности тактики Москвы, как то невведение санкций или передача Мистралей, или строительство Южного потока, или отказ от передачи вооружения хунте, сработали в обратном направлении, демонстрируя как раз крайнюю её неуспешность.

Кое-какую эффективность сохраняют пока страшилки о столкновении с НАТО – всё-таки страх это первичный инстинкт, на который очень легко воздействовать. Но по мере расширения присутствия натовских сил на подконтрольной хунте территории растёт и очевидность неизбежности такого столкновения.

Одной из разновидностей аргументов в русле этой «смягчающей» линии является тезис о том, что ещё не всё потеряно, и остаётся какое-то, правда не очень длительное, время, за которое, решись Москва на активные действия, она ещё может переломить игру в свою пользу без прямого военного столкновения с НАТО. Этот аргумент, озвучиваемый в том числе представителями патриотического лагеря, таит в себе, однако, опасность, не меньшую, чем упомянутые нелепости от ХПП, так как создаёт у общественности и у руководства страны ошибочную иллюзию того, что, поражение ещё не наступило, и его можно предотвратить, хотя и с гораздо большими жертвами.

Третья – создание ментально-психологических условий для оправдания поражения и принятия обществом явной или завуалированной капитуляции правящей верхушки перед Западом.

Открытое или завуалированное капитулянтство вплоть до деклинизма. Обоснование неизбежности и даже желательности сдачи позиций в Новороссии из-за экономических сложностей, технологической отсталости и необходимости сохранения связей с Западом. Если первые две линии ещё пытаются сохранить хотя бы видимость каких-то внешнеполитических амбиций, пусть и в явно абсурдной и не соответствующей действительности форме, то третья обосновывает отказ от них ради «недопущения социальной деградации» и пресловутого «охранения холодильников». Самый действенный аргумент – «Надо сохранить РФ как единственное русское государство».

Вот в рамках этой линии и происходит наиболее опасный для русской цивилизации процесс конструирования новой русской, а вернее будет сказать, антирусской идентичности, отождествляемой исключительно с гражданством РФ, не связанной с какой-либо международной ролью и вообще лишённой имперского мышления как такового, но при этом ориентированной на потребительство в самой его примитивной форме. Здесь наблюдается средоточие самых агрессивных и в последнее время, пожалуй, самых активных персонажей, захламляющим сетевое пространство визгами из разряда «зачем кормить?», «это другая страна», «там русских нет» и прочими мерзостями, не просто оправдывающими беззубую политику Кремля, но и открыто призывающих к сливу Новороссии.

Под эту фейковую русскую идентичность подводится и фейковый вариант псевдоимперской политики, в которой вместо защиты русских людей и воссоединения русский территорий в едином государстве фигурируют фантомные цели преодоления западной гегемонии, обрушения господства доллара, разрушения мирового сионистского заговора и борьбы с прочими ветряными мельницами. Ещё более абстрактные и нереалистичные, нежели до сих пор памятная нашему народу мулька победы мирового социализма, эти псевдоцели сами по себе вызывают у российских обывателей небольшой энтузиазм, но, тем не менее, служат инструментами внутреннего самооправдания сдачи Новороссии без однозначного отказа от имперской политики как таковой. Общественность пытаются убедить в том, что имперская политика в современных условиях заключается именно в стремлении к этим целям, в то время, как защита русских не только не способствует их достижению, но и ухудшает позиции РФ в антигегемонистической борьбе против Запада, так как вызывает обоснованные подозрения потенциальных союзников в Азии и других регионах мира.

Правда, несмотря на значительные пропагандистские усилия (а в популяризацию подобного подхода с прошлой осени довольно активно включились так называемые системные либералы со своим главным рупором Фёдором Лукьяновым, понимая, что без обёртки великодержавности сливной курс не будет иметь никакой поддержки в обществе), привлекательность такой псведоимперской политики остаётся весьма относительной. Но в качестве вспомогательного элемента, своего рода «подсластителя» в процессе насаждения извращённой русской идентичности она худо-бедно работает, помогая кремлёвским обитателям заставить русский народ принять стратегическое поражение как должное.

«Тот, кто нам мешает, тот нам и поможет», – говорилось в старой комедии. То, чего не смог самостоятельно сделать Запад, сейчас благополучно проделывает за него руководство РФ. Собственно, весь ХПП в любых его проявлениях это лукавые объяснения, почему нам очень выгодно поступить так, как хочет Запад. Но в этом компоненте его вред и губительность для России и русских как исторической и политической общности становятся непоправимыми. И надо признать, фрустрация традиционной русской идентичности, ассоциируемой с имперской политикой и великодержавной ролью России, вследствие нынешнего стратегического поражения создаёт подходящую почву для подобной трансформации и упразднения за ненадобностью тех её компонентов, которые издавна составляли квинтэссенцию этой идентичности и, проще говоря, делали русских русскими.

Глубокое разочарование и «брожение умов» в идейном русском сегменте общества формирует предпосылки для утверждения этой исковерканной идентичности в доминантном качестве, в том числе с помощью манипулирования различиями в степени формальной принадлежности разных групп этого сегмента к РФ. Разделяя русских людей Крыма, ДЛНР, остальных регионов Новороссии и Малороссии и РФ, официальная пропаганда, во-первых, провоцирует столкновение позиций между ними, а во-вторых, навязывает эту псевдорусскую идентичность, представляя её как уже закреплённую устойчивую мировоззренческую позицию всей российской общественности. При этом она выполняет главный заказ западных «партнёров» – деконструкцию и делегитимизацию идеи Новороссии. Как в своё время турки заставили Петра Первого срыть возведённые русскими крепости Азов и Таганрог, так Запад сейчас заставляет Москву дискредитировать и подавить заложенную ею и едва начавшую оформляться ментальную крепость Новороссии, лишить привлекательности в глазах зарубежных русских идеи восстановления единого русского политического пространства и погасить даже тлеющий огонёк их русской пассионарности и русской самоидентификации.

До неимоверности агрессивные словесные баталии эрефян с донбассцами (в которых особую роль играют «новообращённые» крымчане), донбассцев с харьковчанами и одесситами и последних с оставшимися русскими киевлянами создают необходимый информационный фон, в котором у русских вне пределов РФ сознательно или нет происходит отторжение РФ, как на уровне общей политики, так и, что важнее, на ментально-психологическом уровне вплоть до релятивизации или даже отказа от собственной русской идентификации. С другой стороны, у граждан РФ при этом культивируется негативное представление о соотечественниках в СНГ, которым вменяется в вину недостаточно активная защита интересов РФ, отождествляемых с интересами русского народа, и необоснованные претензии на поддержку со стороны государства, с которым у них нет формальной связи. Так возникает замкнутый круг взаимных упрёков и обвинений, подогревающих существующие различия, способствующих дальнейшему разобщению различных групп русского народа, а главное, убеждающих граждан РФ, что иного варианта, кроме принятия пропагандистского симулякра русской идентичности, у них нет, а любые альтернативы, даже под исконно русскими лозунгами – суть мракобесие, подрыв существующего строя и «работа на врага».

Москва целенаправленно убивает веру в Русский мир, в чём ей охотно помогает толпа невежественных болванов, непонятно с чего решивших, что золотой дождь доходов от сырьевого экспорта прольётся на их глупые головы тем больше, чем активнее они будут отпихивать своих же собратьев от вожделенной трубы. Кстати, это тоже весьма любопытная особенность, когда отдельные граждане РФ с пеной у рта отстаивают интересы Газпрома и орут «щас построим какой-нибудь очередной поток и всё, мировое господство в кармане», как будто это их собственные интересы. Нет, можно, конечно, ходить в дырявых носках и при этом радоваться, что страна вышла в космос – это по крайней мере реальное достижение, но радоваться тому, что газовая камарилья распилит энное количество «ярдов» на очередном потоке, это уже вне всякого разумения.

Но возвращаясь к нашей основной мысли, нужно чётко констатировать, что отторжение идеи Русского мира вне РФ автоматически лишит смысла данный проект как таковой. Это опять-таки то, чего упорно добивается Запад, и в чём Кремль оказывает ему незаменимые услуги в тщетной надежде выторговать индульгенцию для себя. Сочетая агрессивное насаждение с помощью местных элит русофобии в других странах СНГ вплоть до насильственного перекраивания социальной ткани этих весьма специфических государственных образований с окончательным подавлением русского имперского самосознания граждан РФ, Запад таким образом устраняет фундаментальную основу потенциального «русского ренессанса» и возрождения Великой России – ту самую социальную однородность, способную обеспечить сравнительно лёгкую интеграцию обществ в единое государство. Игры на противоречиях местных элит оказались недостаточными для достижения этой цели, её полноценная реализация требует ликвидации общественной поддержки идеи Русского мира в целом, и прежде всего вне РФ, чтобы Москва даже при гипотетическом желании вернуться к этому проекту в будущем уже не могла рассчитывать ни на содействие местных элит, ни на помощь населения, ни даже на одобрение собственной общественностью.
***
Рассмотренные три линии кремлёвской пропаганды предоставляют достаточно широкий диапазон аргументов, покрывающий практически все основные целевые группы. При этом они успешно подкрепляют друг друга – принятие логики борьбы с западной гегемонией со временем ведёт к более или менее осознанному принятию необходимости отказаться от цели защиты русских людей ради достижения более весомого глобального эффекта, а абсолютизация риска прямого столкновения с НАТО и неизбежного поражения в этом столкновении имеет эффект «самосдерживания», когда задача не допустить такого столкновения становится первоочередной в общественном сознании, какой бы ценой она ни реализовывалась.

Официальная риторика всегда задаёт систему координат, в которой происходит оценка текущих событий и процессов со стороны общественности. Однако, в нашем случае складывается двойственная ситуация, когда ради сиюминутного конъюнктурного эффекта снижения потенциальной угрозы внутренней стабильности и сохранности правящего режима РФ подтачивается и разрушается основа его легитимности, обеспечивавшая ему все эти годы достаточную общественную поддержку. При этом происходит ускоренное и, надо признать, небезуспешное воплощение в жизнь проектов психологической и ментальной «перекройки» русских людей в соответствии с давними чаяниями Запада. Его стратегическая цель делегитимизации имперской политики России совпала с тактической целью верхушки РФ удержаться у руля в условиях нарастающей турбулентности с помощью снижения уровня декларируемых внешне­политических амбиций и великодержавной риторики.

Возможно ли этому противостоять?

Часть 1
Часть 3
Часть 4

Tags: Новороссия, Россия, большой текст, пропаганда, русская идентичность
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 98 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →