politnotes (politnotes) wrote,
politnotes
politnotes

Categories:

ПЧА-2018. Первые итоги (3). Чего мы (пока) не знаем о ПЧА?

/Продолжение. Начало в этой и этой записях/

При довольно неплохом, на наш взгляд, понимании методов и технологий работы службистской мафии мы, тем не менее, не может пока дать однозначного ответа на два принципиальных вопроса, имеющих критическую значимость для понимания данного феномена:

  1. Внутреннее устройство.

Нам не до конца понятно, как устроена эта транснациональная структура в своей основе. Мы явно видим её многоуровневый эшелонированный характер с агентами низового и среднего уровней, с национальными ветвями, имплантированными в местные органы власти, с «секторальной» агентурой в различных сферах общественной жизни и, наконец, с целой информационно-пропагандистской инфраструктурой (наиболее видимой частью «айсберга»). Причём различные участники процесса могут иметь совершенно различную мотивацию, иногда абсолютно здравую и не связанную с деструктивными целями КСС. Во многих случаях они могут использоваться втёмную и не осознавать, что являются частью более масштабного процесса.

Очевидно, что данная структура имеет «зонтичный» характер, соединяя признаки пирамидальной и сетевой организации, но как устроено её ядро – пока вопрос открытый. Есть мнение, что оно может состоять из нескольких кланов, якобы находящихся в конкуренции между собой. Но конкуренция в ядре неизбежно выливалась бы в какие-либо конфликтные действия на нижних уровнях структуры, однако здесь мы подлинной конфликтности не наблюдаем. В условиях гипотетической конкуренции на уровне верхушки службистской мафии было бы гораздо труднее разжигать и поддерживать в нужных рамках региональные войны и общественные конфликты, которыми могли бы воспользоваться потенциальные конкуренты, если допустить, что они обладают подлинной автономностью. Но подобных опасений мы не видим, управляемость процессами довольно высока, а серьёзного противодействия не наблюдается.

Даже если взять один из узловых процессов современности – активизацию миграционных потоков, – сторонники и противники миграции, в итоге, работают практически на один результат: первые способствуют завозу инокультурных мигрантов и поляризации западных обществ, вторые на этой поляризации делают себе политическое реноме и имидж активных борцов с таким губительным процессом, на деле не имея представления о том, что нужно предпринимать. Зато благодаря этой резонансной теме политическое поле на Западе подверглось всё более интенсивному воздействию эмоциональных факторов и, как следствие, перешло на качественно иной уровень политической поляризации.

На данный момент нам представляется близким к действительности вариант устройства КСС как симбиоз транссекторальных национальных ветвей и транснациональных секторальных обществ, некоторые из которых являются более авторитетными и влиятельными, вплоть до подчинения остальных. «Ведущие акционеры» (наиболее авторитетные и влиятельные ветви и общества) которые вполне могут пытаться потеснить друг друга на службистском «Олимпе». При этом мы категорически не поддерживаем различного рода измышления, служащие дымовыми завесами для прикрытия настоящего положения вещей, – рассказы про Ротшильдов и Рокфеллеров, глобалистов и империалистов, всемирный масонский / еврейский заговор, мировую финансовую олигархию и прочих рептилоидов. На наш взгляд, финансовая олигархия сама по себе не может осуществлять управленческие функции: она выступает механизмом прокрутки капиталов службистской мафии, но не самостоятельным её звеном. Примечательно, что службистская мафия сама продуцирует массу подобных конспирологических измышлений, упреждая таким образом собственное разоблачение и заранее навешивая на него ярлык конспирологии даже в случае подкрепления значительным фактологическим материалом. Нередко увлечение подобными фейковыми теориями приводит к втягиванию в работу на КСС даже искренних и сознательных борцов со спецслужбистской мафией.

Например, русский читатель неплохо наслышан об американском экономисте Линдоне Ларуше, своеобразном американском аналоге Хазина, немало разоблачающем (в том числе, через издаваемые им журналы) американский империализм и теневые структуры, которые разрушают американские идеалы. Насколько мы понимаем, человек это вполне достойный и искренний, однако способ, которым он и его соратники излагают свои разоблачения и продвигают ключевые тезисы, настолько далёк от манеры изложения серьёзных теорий, что Ларуша вполне ожидаемо стали причислять к записным фрикам. Хотя он, по всей видимости, намеренно подстраивался под формат, принятый в сообществах «альтернативных правых», для продвижения своих воззрений в этих кругах, едва ли он отдавал себе отчёт, что данные сообщества тоже организованы спецслужбистской мафией и встроены в её идеологическую матрицу, а не составляют её противовес. Поддерживая своим авторитетом радикально оппозиционные текущему порядку организации и внося в свои мессиджи взятые у соратников нелепости, он и дискредитировал то здравое зерно, которое содержалось изначально в его построениях, в угоду конъюнктурным интересам сближения с одним из щупалец службистской гидры.

И это далеко не единственный пример того, как разнообразные радикальные течения как правого, так и левого толка становятся прибежищем для людей, понимающих опасность глобальной мафии и желающих противостоять ей, но незаметно для себя попадающих в ловко расставленные ловушки. Эффективность этих ловушек объясняется главным образом тем, что они облекают борьбу с «мировой закулисой» в ту или иную идеологическую оболочку, расценивая идеологический радикализм и фанатичную приверженность какому-либо идеологическому течению или религии как ключевое условие успеха своей борьбы. КСС активно использует этот фанатизм как крючок, с помощью которого легко подтолкнуть даже вполне рациональных и адекватных людей к заявлением и действиям, выходящим за рамки адекватности, или к поддержке лидеров, выходящих за рамки адекватности, но выступающих в образе беззаветно преданных адептов своего идеологического течения. Собственно, именно эта схема и была разыграна в случае с Натальей Поклонской для русской аудитории, как в случае с Дональдом Трампом для аудитории американской, Марин Ле Пен – для французской, Найджеллом Фарраджем или Джереми Корбином – для британской.

Борьба со службистской мафией не может отождествляться с продвижением какого-либо одного идеологического или религиозного течения, потому как любое из них может в тот или иной момент стать инструментом манипуляции. Нужно понимать и распознавать приёмы подобных манипуляций, видеть, когда правильное идейное течение намеренно извращают и доводят до абсурда, чтобы столкнуть его адептов в откровенное фричество или культурный примитивизм.

  1. Глобальная стратегия.

Возможно, из-за недостатка понимания внутреннего устройства нам пока трудно понять суть глобальной стратегии КСС, если таковая в принципе наличествует. Сложно говорить о какой-либо стратегии в случае субъекта, разжигающего бесконечные безрезультатные войны и провоцирующие общественные конфликты вплоть до хаотизации целых регионов. Когда нельзя зафиксировать какой-либо локальный результат, трудно судить о глобальном. Ещё труднее пытаться делать это в условиях кардинального расхождения между риторикой и реальностью, когда выходящие за пределы любого дипломатического лексикона публичные препирательства на деле оборачиваются скрытым или даже явным подыгрыванием как бы заклятому противнику.

Взять для примера внешнюю политику Трампа. На словах она имеет ярко выраженную направленность против Европы и против Китая. Однако на деле Европа практически выталкивается в «автономное плавание» и побуждается к созданию собственных военных структур (и только её собственная инертность и внутренние противоречия не позволяют активнее продвигаться в этом направлении), а главный геополитический проект Китая «Один пояс – один путь» практически не встречает противодействия со стороны США. Более того, ограничения в плане доступа на американский рынок, фактически, заставляют Китай развивать континентальную инфраструктуру Евразии, что всегда считалось недопустимым сценарием для американского мирового могущества. В объятия Китая активно толкают и РФ, не оставляя для неё других возможных векторов геополитического сближения. При этом и Европа, и Китай номинально идут на уступки Трампу в торговых вопросах, подтверждая правоту тех, кто утверждает, что США могут усилить давление на союзников и конкурентов и даже разрушить для этого часть структур либерального миропорядка – и не встретить никакого сопротивления. Однако процессы разворачиваются таким образом, что возможностей не оказывать сопротивления у многих партнёров США просто не остаётся.

Но если мы пока не можем с точностью описать устройство и обозначить глобальную стратегию КСС, мы вполне можем указать, чем они точно не являются. А не являются они тем, что широко растиражировали в русском сегменте под видом различного рода «правдорубных» теорий об истинных «хозяевах РФ», которых упорно ищут где-то на просторах Западной Европы. Наиболее авторитетной среди них является теория Галковского об РФ как «британской криптоколонии», но в сети присутствуют и другие её итерации в виде построений Девола, Богемика и Пионера о «европейских хозяевах» РФ или ламентации Насобина по поводу французских агентов в российской системе управления. Во-первых, все эти теории страдают гипертрофированной государствоцентричностью и ориентированы на поиск тех или иных «метрополий» в лице конкретных государств. Во-вторых, это неизбежно заставляет их авторов придумывать этим «метрополиям» более или менее чёткие глобальные стратегии, объясняя, для чего, собственно, тому или иному государству нужно удерживать РФ в колониальной зависимости. Как правило, они приходят к той или иной версии конфликта «метрополии» с другой или другими великими державами, в рамках которого у «метрополии» якобы возникает необходимость наносить удары противнику чужими руками, с помощью «криптоколонии». В-третьих, они явно нацелены на то, чтобы затушевать и всячески забить инфошумом более правдоподобную версию о транснациональной теневой структуре, «база» (основной центр управления) которой находится в США. Собственно, любая попытка указать на американское базирование структуры, осуществляющей управление организации под вывеской «РФ», неизменно наталкивается на резкую и не всегда адекватную отповедь индоктринированных сторонников теории «европейской криптоколонии». Такая реакция очень напоминает классический перевод стрелок, хотя, если разобраться, действия советской и постсоветской чекистской мафии намного больше отвечают интересам США, нежели Великобритании или Европы.

По нашему мнению, у глобальной службистской мафии действительно есть какая-то часть европейских «акционеров» и свои автономные национальные ветви в Великобритании, Франции и других странах Европы. Но говорить о доминировании европейских интересов в этой структуре не приходится. Достаточно взглянуть на то, как КСС сначала раскрутила и спровоцировала Брекзит, а затем стала выкручивать руки своим британским шестёркам, навязывая наиболее жёсткие условия выхода из ЕС. При этом ожидания записных англофилов, что Лондон-де сейчас совершит геополитический кульбит и создаст новую зону свободной торговли с США и своими доминионами, отчалив от безнадёжно тонущего в море экономических проблем Евросоюза, не оправдались. Официальный Вашингтон не спешит начинать переговоры о двустороннем соглашении с Соединённым Королевством, вероятно затягивая процесс до того момента, когда положение последнего станет совсем уж отчаянным. За этим просматривается явное стремление американских мажоритариев понизить ранг британских акционеров «корпорации», но уж никак не хитрый план английских сверхчеловеков по перехвату мировой гегемонии у США, даже благодаря натравливанию на них своей «криптоколонии» РФ.

Европейцы не предпринимают действенных шагов по утверждению своей стратегической автономности, даже когда затрагиваются вопросы их непосредственной безопасности, как в случае с разрывом договора РСМД. Собственно, многие проблемы подобных «криптоколониальных» теорий коренятся в трудностях с обоснованием якобы идущих конфликтов гипотетической «метрополии» с гипотетической «неметрополией». Даже если в действиях РФ можно обнаружить некоторое подыгрывание европейским интересам, то оно никоим образом не является исключительным, так как случаев подыгрывания интересам США наберётся никак не меньше. Поэтому установить чёткую корреляцию между поведением Кремля и интересами одной единственной «метрополии» в лице какого-либо европейского государства нереально.

Зато вполне реально увидеть, как ту же Великобританию последовательно выставляют на передний план борьбы с заведомым жупелом с помощью «отравления Скрипалей» и других эпичных подстав, либо происходящих на британской территории, либо предусматривающих британское участие. Так, недавние сливы документов проекта «Integrity Initiative» приписывают запуск масштабной антироссийской кампании в инфопространстве исключительно британскому Foreign Office, без какого-либо упоминания о США.

Надо отдать должное, представления о могуществе английской королевы и старой европейской аристократии гораздо милее сердцу постсоветского обывателя, нежели рассказы о кознях заграничных и доморощенных спецслужб. Да и управляться эффектной «бабой Лизой» как-то комфортнее для сознания, нежели непонятными тайными кукловодами. Когда кролика не видно, а он есть, это как-то напрягает. Построения Галковского, в этом смысле, легли на благодатную почву, но, к сожалению, заблокировали для значительного сегмента русской блогосферы интеллектуальные поиски в других направлениях. И учитывая ряд обстоятельств (в том числе пребывание Галковского в Исландии, контролируемой США), есть основания полагать, что это блокирование не является случайным.

Если же говорить о стратегии, то мы не исключаем того, что различные национальные ветви и секторальные сегменты КСС могут пытаться реализовать свои интересы, но поскольку они находятся под контролем главного Карабаса-Барабаса, их игра гарантированно не выйдет за рамки допустимого, а полученный результат будет соответствовать истинным намерениям корпорации, а не противоречить им. Если службистской мафии по каким-то причинам нужно будет хаотизировать сами США, такая хаотизация и в самом деле произойдёт (да, собственно, уже и происходит), но не потому, что её запустит конкурирующая корпорация во главе с британской королевой, Рокфеллером, Соросом или кем-нибудь ещё.

К слову, фокусировка на отдельных персоналиях, их демонизация и приписывание им чуть ли не колоссального могущества – ещё один фирменный приём ПЧА, канализирующий и фокусирующий всеобщую ненависть на одном-единственном «злом гении», устранение которого будто бы позволит развязать узел проблем. Это опять-таки уводит в сторону от понимания того, что за разыгрываемыми на наших глазах кровавыми перфомансами стоит работа целой структуры, в которой отдельные персоналии, какими влиятельными они ни были, выступают только звеньями в общей цепи, и их удаление не окажет критического влияния на характер управляемого по этой цепи процесса.

/Окончание следует/


Tags: ПЧА
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments