politnotes (politnotes) wrote,
politnotes
politnotes

Categories:

ПЧА-2018. Первые итоги (1). Что мы знаем о ПЧА?

ПЧА-2018. Первые итоги. Содержание




  1. Что мы знаем о ПЧА?

  2. Что изменило открытие ПЧА в нашем видении мира?

  3. Чего мы (пока) не знаем о ПЧА?

  4. Способы борьбы с ПЧА.


Писать подробную политическую летопись прошедшего года на этот раз мы не стали. Слишком много событий надо было бы в ней упомянуть, и слишком мало выводов можно было из них сделать. 2018-й год прошёл под знаком нагнетания всеобщей истерии, настолько же громкой, насколько и бесполезной, не находящей никакого конструктивного выхода. Вереница разномастных провокаций, ожидание запланированных, но так и не последовавших ударов по Кремлю и нанесение ударов неожиданных, но всё равно не меняющих общую, весьма безрадостную картину. Градус безумия скачкообразно повышался, иногда доходя до запредельных показателей (один только аргентинский «кокс» чего стоит!), но не выливался ни во что конкретное. Громкие инфоповоды, буквально взрывавшие медиапространство, забывались уже на следующую неделю. Заявленные угрозы, если и реализовывались, то в какой-то несуразной, гротескной форме. А когда вдруг «откуда не ждали» прилетало нечто невообразимое а ля «отравление Скрипалей», ничем, кроме очередного сеанса публичного чморения РФ, оно не заканчивалось. Обсуждать этот абсурд на полном серьёзе нет никакой возможности. Мир катится по наклонной плоскости, и, по всей видимости, будет катиться в таком же режиме ещё какое-то время.

Для нас же главным достижением прошедшего года, несомненно, стало открытие феномена ПЧА и проведение первичного расследования его деятельности до и во время Русской весны. Понимание того, что подавляющее большинство происходящих на наших глазах процессов являются постановочными акциями и заранее срежиссированными спектаклями одного и то же театра Карабаса-Барабаса[1], где непримиримые с виду оппоненты подчиняются одному кукловоду, а целью действа является забивание любого здравого ростка, позволило существенно продвинуться в постижении логики текущих и исторических событий.

Не сказать, что это значительно облегчило нам жизнь: вместо лелеемой ранее призрачной надежды на решающий удар, резкий «переворот доски», который радикально изменит сложившуюся невесёлую картину, пришло более трезвое, но и более тягостное осознание того, что управляющая структура не позволит просто так «перевернуть доску» и что тошнотворная тягомотина с бессмысленной бойней в Донбассе – это именно тот результат, которого добивалась данная структура и ради которого была допущена краткосрочная и полностью управляемая фаза русского подъёма в 2014 году. Это знание значительно снизило наш интерес к текущему информационному потоку, избавив от необходимости отслеживать его подробности, когда общий тренд и без того ясен, и привело к сокращению нашей активности в блогах.

Однако наши знания о феномене ПЧА далеко нельзя назвать полными. Мы нащупали только общий его контур и набор базовых технологий, с помощью которых гидра спецслужбистской мафии внедряется и контролирует общества, но многие черты и планы этой гидры нам пока ещё непонятны. Во многие тайны ещё только предстоит проникнуть.

Этим постом мы хотели бы сформулировать общее видение феномена ПЧА, как мы его себе представляем на данный момент, и наметить основные способы борьбы с этой гидрой, подведя таким образом некоторые промежуточные итоги года поисков и расследований его деятельности.

  1. Что мы знаем о ПЧА?

Аббревиатура ПЧА возникла на наших горизонтах почти полтора года назад, когда попытка проникнуть в подоплёку скандала вокруг фильма «Матильда» привела к пониманию того, что все действующие лица этого разыгранного скандала направляются из одного центра. Тогда мы назвали этот центр «Псевдоправославно-чекистским альянсом», потому что именно околорелигиозные службистские структуры играли ведущую роль в скандале вокруг «Матильды» и потому что основной пласт информации, а точнее обрывков информации, так называемых «полуявок» о деятельности этой силы исходил из либерастических источников, имеющих склонность разоблачать «православных чекистов».

На самом деле феномен ПЧА гораздо шире, нежели простое использование православия отдельными бывшими или нынешними представителями российских органов безопасности. И общую картину приходится составлять по множественным «полуявкам» из источников различного толка, так как вбрасывание крупиц правды в обрамлении целых слоёв информационной шелухи для разных аудиторий – фирменный стиль этой силы.

Сущность данного феномена заключается в глубинном симбиозе спецслужб, криминала, околобюджетного и высокорентного бизнеса, статусной науки и экспертизы, клерикалов, информационной сферы и идеологических течений, слившихся в единой транснациональной структуре. Наиболее адекватным термином для его обозначения, как нам сейчас кажется, является понятие «службистская мафия», однако и от аббревиатуры ПЧА, уже успевшей приобрести узнаваемость в блогосфере, мы отказываться не собираемся. Разве что хотим несколько скорректировать её расшифровку, к примеру «Партия чекистов-архаизаторов». Это позволило бы расширить первичные ассоциации, вызываемой данной аббревиатурой, и указать на квинтэссенцию данного феномена – его общую направленность на культурную примитивизацию и социально-политическую деградацию обществ. При этом мы по-прежнему понимаем под ПЧА эрефянскую ветвь глобальной службистской мафии, а последнюю именуем КСС – Клерикально-спецслужбистской сетью.

ПЧА не является сугубо внешней, экзогенной по отношению к национальным государствам структурой. Это неотъемлемый элемент системы власти как на постсоветском пространстве, так и на Западе, «въевшийся», иногда неразрывно, в её глубинные ткани, но при этом сохраняющий автономность как в организационном, так и в ресурсном плане.




Проследить исторические истоки глобальной службистской мафии довольно трудно. Признаки её деятельности обнаруживаются и в событиях начала ХХ века и даже ранее, но ключевые судьбоносные события последних тридцати лет, вне сомнений, являются продуктами работы КСС. Роспуск ОВД с помощью постановочных «бархатных революций», демонтаж СССР, довершённый жупелом никогда не существовавшего «путча», серия бесконечных и бесперспективных национальных конфликтов на постсоветском пространстве и в бывшей Югославии, виртуальные «цветные революции», разыгранный по нотам «евромайдан» на Украине, договорное присоединение Крыма и «гешефтовойна» в Новороссии – все эти события, неожиданные для академической науки и плохо объяснимые с точки зрения объективных интересов существующих государств и правящих элит, представляли собой единый и хорошо управляемый процесс переформатирования политического пространства Евразии методами спецслужбистских манипуляций. Многие проливающие свет подробности этих событий собрали и раскрыли в своих работах О. Греченевский и А. Шевякин, правда, в силу идеологической предвзятости они не смогли восстановить общую картину.

Тем не менее, во многих революциях и конфликтах, вернее, «революциях» и «конфликтах» последних десятилетий можно проследить одну и ту же схему, когда на фоне полного контроля над ситуацией со стороны действующей политической элиты случается один или несколько «пробивных моментов», сначала разжигающих или подогревающих один из латентных общественных противоречий, а затем раскрывающих «окна Овертона» в отношении допустимой степени насилия. После этого вдруг из ниоткуда на горизонте возникает харизматичный лидер (либо когорта), бескомпромиссный борец за справедливость, олицетворяющий все народные чаяния, а при нём – уже сколоченная политическая организация, готовая стать альтернативным центром власти. Харизматичный лидер благополучно используется как таран для нагнетания массового помешательства, делегитимации существующей власти и последующей её смены, а затем его устраняют их – либо политически, заставляя вовремя уйти со сцены, либо, в случае излишнего сопротивления, физически – и выводят на первый план менее ярких персонажей. Условная «схема Леха Валенсы». И только внимательные наблюдатели подмечают, что политическая организация была заранее заботливо создана правящим до того режимом или отдельными его органами и что харизматичный лидер ещё недавно преспокойно служил этому режиму, пока его не назначили на роль «борца за народное счастье». И что смена власти, именуемая громким словом «революция» на поверку оказывается лишь сменой идеологической ширмы при сохранении всех основных нитей управления в руках те же кукловодов. Сценарий повторяется из раза в раз с одним и тем же набором технологий, включая пресловутых «неизвестных снайперов», но с некоторыми вариациями в плане итоговых результатов: в одних случаях лавочку быстро прикрывают и начинают изображать вполне себе цивилизованное госуправление, в других кровавые бойни приобретают хронический характер и поддерживаются в той или иной фазе интенсивности на протяжении десятилетий.

И самое главное в этих сценариях – самоубийственное поведение игроков, действующих вопреки своим объективным личным и государственным интересам. Собственно, вся теория ПЧА выросла из одного простого вопроса «Зачем они стреляют себе в ногу? Регулярно. С аналогичным результатом. Без всякой необходимости». Невозможно объяснить это повторяющееся безумное поведение ничем, кроме подчинённости какой-то внешней силе.

В событиях 2013-2014 года ПЧА с самого начала держал в руках все нити управления конфликтом, который он сам и сконструировал. Нагнетание медийной истерии вокруг евроассоциации, обработка Януковича в помощью Пола Манафорта, с одной стороны, и православных деятелей, включая афонских монахов, с другой, посадка Юлии Тимошенко, усилившая давление со стороны Запада, накачка радикалов и завод «Свободы» в Раду, резкий разворот с ассоциацией и организация евромайдана – предварительные декорации были выстроены заранее, причём весьма правдоподобно. В спектакль поверили, в игру включились. Русскую сторону, до этого удерживаемую в полукоматозном состоянии, убедили в том, что крах Януковича и победа майдана станет ключом к спасению, потому что развяжет руки Москве либо приведёт к прозрению населения и широкой элиты РФ. Самого Януковича всё больше загоняли в угол, а в решающий момент хорошенько напугали и вывезли: сначала в Крым, потом в Подмосковье. Одновременно с конца января началась подготовка к договорной сдаче Крыма под видом силового отъёма, который и был произведён, в основном, силами нескольких сотен ЧВК-шников под прикрытием наспех собранной массовки. За этим последовал ряд поставленных силовых провокаций в городах Новороссии, кульминацией которого стал транслируемый по ТВ захват Славянска, позволивший перейти непосредственно к боевой фазе конфликта, поддерживаемой последовательными атаками с обеих сторон и сопровождаемой медийно-пропагандистской истерией.

Сценарность произошедшего подчёркивается сходством отдельных элементов с сюжетами художественных произведений. Например, свержение Януковича как будто «списано» с сюжета фильма «Однажды в Мексике»: самодовольный напыщенный индюк-президент, возлагающий надежды на абстрактную поддержку народа, но ничего для этого реально не делающий, обманывающий его ближайший помощник, в последний момент бросающий его наедине с путчистами, наконец «спаситель»-Чепига, косплеящий под Антонио Бандераса и вывозящий президента якобы из-под бандитских пуль… только вот не для того, чтобы тот вернулся к исполнению обязанностей.


* * *

В излюбленные приёмы спецслужбистской мафии входят идеологическая поляризация, разжигание непримиримых конфликтов, провоцирование бесперспективных войн без конкретных целей и итогов, вбрасывание и раздувание самых невообразимых идей в духе религиозного радикализма и отказа от цивилизации, социальное программирование и навязывание определённых сценариев с помощью художественной продукции, пропаганда легализации ЧВК и свободного ношения оружия и т.п. Основное воздействие идёт на эмоциональный, подсознательный уровень общественного и личного сознания с целью возбуждения таких импульсов, которые невозможно сдержать рациональными соображениями. Благодаря такому воздействию в процесс вовлекается максимальное количество населения, а прослойка равнодушных аполитичных обывателей, того самого «болота», сужается до минимума. Подобное воздействие обеспечивает включение в процесс искренних, идейных, «горящих» людей, готовых по зову сердца участвовать в постановочном спектакле и выполнять нужную кукловодам роль, даже не осознавая этого.

То, что многим обывателям в русле «логики здорового человека» кажется совершенно диким и неприемлемым, преспокойно используется ПЧА. Именно невероятность задействованных кошмарных либо абсурдных сценариев и затрудняет вычисление организующей их структуры. ПЧА вполне может подставлять или даже «кидать» своих же подручных, уже отыгравших нужную роль в том или ином спектакле, заставлять их схлёстываться в якобы непримиримых публичных спорах, устраивать нещадную травлю собственных агентов для их раскрутки, толкать целые структуры к безумным и непоследовательным действиям, а затем устраивать им «информационное мочилово».

Некоторые аспекты деятельности ПЧА проясняются только по мере созревания наблюдателя к пониманию абсурда, хотя все нужные факты лежат на поверхности с самого начала. Так, мы долгое время считали, что противником ПЧА может выступать некая структура, связанная с «Газпромом». Уж больно едко бичевали «национальное достояние» штатные рупоры ПЧА, сваливая на него чуть ли не всю ответственность за внешнеполитическую шизофрению РФ. Ан нет, всё это бичевание оказалось фейковым: «Газпром» контролируется чекистской мафией не менее плотно, чем остальные узлы управленческой системы РФ, и разрушается ею изнутри с помощью губительных подстав, как и другие элементы российской государственности, на которых паразитирует ПЧА.

Аналогичным образом трудно было понять, для чего службистской мафии так открыто выставлять на посмешище приведённых ею же к власти марионеток. Поначалу казалось, что у КСС остаётся проблема с их подконтрольностью. Всё же, формальная власть даёт некоторые самостоятельные рычаги влияния, не всегда нейтрализуемые одним только убойным компроматом, на крючке которого «висят» штатные куклы. Возможно, для большей податливости их нужно время от времени чем-то «подпирать», дабы не зарывались? Но по мере наблюдения за происходящими процессами стало ясно, что это тоже часть общей стратегии по размыванию государственных институтов, а не действия против конкретных марионеток, способных внезапно взбрыкнуть (тех, кто действительно был на это способен, устраняли гораздо менее изощрёнными методами). По ним систематически наносятся репутационные удары – достаточно острые, чтобы выставить их в неприглядном свете, но недостаточно сильные, чтобы их свалить. Населению всё более наглядно показывают, что им управляет форменные ничтожества, невменяемые идиоты, всеми презираемые неадекватные тряпки, и дискредитируют тем самым основы институционального устройства государств. Но до устранения идиотов дело не доходит. В итоге мы наблюдаем длительное сохранение у власти непонятных персонажей, которые имеют крайне ограниченное влияние на развитие событий, но которые при этом замыкают на себе весь общественный негатив по отношению к государству. Чем дольше они находятся на первом плане, тем больше людей проникаются убеждённостью, что только с разрушением «этого нелепого государственного образования» можно прервать бесконечный фарс с дешёвыми клоунами в роли глав государств.

При этом службистская мафия активно паразитирует на государственных структурах и ресурсах, пронизывая их своими агентами и заставляя работать на свои интересы. Но, вопреки обычной логике, удар по этим структурам не приведёт к значительному ущербу для ПЧА, а только продвинет реализацию его курса на деградацию государственности (не только конкретной РФ, а в целом – государственности как способа приемлемого для подавляющего большинства населения жизнеустройства территории и её развития).

В территориальном отношении у КСС наблюдается аналогичная многоуровневая иерархия приоритетных локаций с различным функциональным предназначением. При том, что основная её база находится в США, у службистской мафии немало центров базирования в Европе и в Азии. Из того, что мы знаем на данный момент, очагами КСС являются ключевые европейские «нейтралы» – Австрия, Швейцария, Финляндия, Швеция, Бельгия, оффшорные и мини-государства – Мальта, Кипр, Люксембург, религиозные центры, начиная с Ватикана. Как теперь выясняется, особый международно-правовой статус этих стран был оформлен именно для того, чтобы создать комфортные условия для криминально-службистских контактов в условиях тогда ещё блокового противостояния. Значительное присутствие службистской мафии наблюдается во Франции, Италии, Греции, Чехии, на территории стран бывшей Югославии. Сложнее оценить степень присутствия КСС в Германии, Испании и Японии, но влияние службистской мафии на эти государства довольно ощутимо. В РФ ПЧА проявляет себя более заметно в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Челябинске, Липецке, Ставрополе, Белгороде и в кавказских республиках.

/Продолжение следует/






[1] Также существует версия, что имя «Барабас» — это «Варавва» (Barabas); в пьесе Кристофера Марло «Мальтийский еврей[en]» такое имя носит богатый, жадный и жестокий протагонист[1].  https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B0%D1%80%D0%B0%D0%B1%D0%B0%D1%81-%D0%91%D0%B0%D1%80%D0%B0%D0%B1%D0%B0%D1%81 --- прямо в Википедии

Tags: ПЧА
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments