politnotes (politnotes) wrote,
politnotes
politnotes

Categories:

Матильда раздора. 3.11. «Матильда» и пустота

Вот вся хроника истории с фильмом «Матильда», которую нам удалось проследить к данному моменту. И знаете, что в ней самое удивительное? Что она так ничем конкретным не окончилась! Гиперрезонансная тема, раскручиваемая фигурой с существенным положительным восприятием в обществе с опорой на немалый медиаресурс – и пустота!  Подобный результат при таких-то вводных просто изумляет. И дело не только в том, что власть не пошла на снятие «Матильды» с проката. Дело в том, что сама кампания так никуда в конструктивное русло и не вырулила. Хотя возможностей для этого были вагон и маленькая тележка. Поставить вопрос о финансировании нашего искусства, о политике исторической памяти, об уважении к русской истории. Да в конце концов, об элементарной русофобии, процветающей в наших СМИ буйным цветом.

Ведь одновременно с «Матильдой» на экраны вышел не менее похабный для русского зрителя пимановский «Крым», который напрямую затрагивает не менее актуальные для Натальи Владимировны события времён присоединения Крыма и выставляет их в совершенно нелепом искажённом свете. Или возмутительный случай с показом фильма «Беаты Бубенец», прославляющего укрокарателей из «Азова», на московском фестивале «Артдокфест» в начале декабря. В итоге этот показ был сорван усилиями ополченцев Донбасса, но Поклонская о нём так ни разу и не отозвалась.

Тщетными были попытки некоторых энтузиастов узреть в деятельности Поклонской нечто большее, чем просто протест против фильма, и приписать ей цель «возрождения исторической России» или восстановления русской имперской традиции. Вот, к примеру, наиболее характерный отклик Богемика в этом ключе:

«Eсли я правильно понимаю мотивы Поклонской, она посвятила свою политическую деятельность тому, чтобы Николай Второй наконец занял в русской историографии, русской культуре и русском мышлении то место, которое ему принадлежит. Смысл происходящего - не в отзыве прокатного удостоверения у фильма Учителя, а в создании в обществе атмосферы, в которой появление "Матильды" или "Агонии" или "Двадцати трёх ступеней вниз" станет принципиально невозможным. Речь идёт не о творении Учителя, а обо всём корпусе фильмов, романов, учебников, статей, в которых советские опустились до такой лжи и клеветы в адрес исторической России, до которой редко опускается даже военная пропаганда противника. Cоветская версия oтечественной истории должна быть элиминирована, a русская - восстановлена. Это прекрасная цель. И если вы считаете, что Наталья Владимировна что-то делает неудачно или неправильно, сделайте это лучше».

Проблема в том, что ни о какой элиминации советской версии истории Поклонская речи не ведёт! И о надлежащем месте Николая Второго в русской истории тоже. Никакой исследовательской или просветительской работы ради формирования более адекватного образа Николая Второго в массовом русском сознании от Поклонской не исходит. Все её аргументы основываются исключительно на апелляции к канонизированному статусу последнего русского монарха. «Наш государь – святой», и всё тут.

Оттого так нелепо выглядят потуги найти какой-либо положительный эффект от антиматильдовской кампании даже с исконной «белой» точки зрения.

«Она сделала всё, что могла. Сделайте вы лучше!». А что, собственно, она сделала? Ряд заявлений, запросов, постов в соцсетях и одно заседание думского комитета? На главное молитвенное стояние в Москве в августе она так и не явилась, хотя её присутствие там анонсировалось на многих православных ресурсах. Для героя Русской весны с почти стопроцентной узнаваемостью, немалым рейтингом и связями в силовых структурах это, мягко говоря, не ахти какой послужной список. Не говоря уже о том, что она не смогла защитить своих коллег из крымской прокуратуры, пострадавших из-за участия в её кампании.

Но самого главного запроса от Поклонской так и не последовало – запроса к Путину. Помните, как в начале кампании порожняковы-мишустины призывали народ направлять обращения президенту и Патриарху? Однако тема почему-то быстро сошла на нет, а Поклонская стала чуть ли не единственной инстанцией, аккумулирующей обращения граждан. При этом сама она за время кампании не раз присутствовала на совместных мероприятиях с Путиным, но никаких поползновений в сторону защиты своей позиции не сделала. У Безрукова почему-то хватило смелости публично задать вопрос на эту тему на Прямой линии, у Сокурова – публично вступиться за Сенцова и заставить Путина оправдываться. Но ни у Поклонской, ни у кого-либо ещё из этой шайки не хватило духу поставить вопрос перед номинальным главой государства. Да что перед главой государства! Перед тем же Патриархом его так никто публично и не поставил.

«Она хотя бы добилась резонанса!». Допустим. Но во-первых, резонансной является сама её личность, поэтому добиться резонанса она могла на любой теме, что бы от неё ни не исходило. И использовать этот ресурс всего лишь для требования запрета одного-единственного фильма несколько несуразно. «Мелко, Хоботов!». А во-вторых, какого рода этот резонанс? Сугубо отрицательный. Причём в первую очередь для монархического и русского движения. И для самой Поклонской. Суметь так набить оскомину своим потенциальным сторонникам – это надо постараться. Когда даже убеждённые монархисты вопрошали, почему Наталья Владимировна так сосредоточилась на «Матильде», обеспечивая ей немалый пиар и не замечая общего контекста ресоветизации как минимум символического фасада власти в стране?

Не говоря уже о том, какую замечательную мишень для русофобов всех мастей предоставила эта нелепая кампания. Она воплотила в себе тот самый карикатурный образ исступлённых фанатиков, который наши противники так долго пытались приписать русским в целом. Создать жупел, вызывающий как минимум скепсис, а как максимум – неприятие у большинства рационально мыслящих людей. Резонанс от «Матильды» сожрал значительную часть остаточного «крымского» рейтинга Поклонской, сохранив лишь нишевую репутацию у определённого сегмента православной аудитории.

«Она не побоялась выступить одна против всех!». Это далеко не так. В антиматильдовской кампании было задействовано немало людей, в том числе депутатов и чиновников различных рангов, не говоря уже о простых обывателях, выразивших свою позицию или по собственному почину оказавших поддержку кампании. Образ «одинокой воительницы» – тщательно созданный и не менее тщательно поддерживаемый миф. Почему-то заказчикам кампании понадобилось, чтобы на её острие была не группа компетентных единомышленников, а «одна единственная хрупкая женщина», и монархические взгляды стали не обоснованной и требующей уважения позицией ряда авторитетных и достойных людей, а личным «пунктиком» отдельной медийной персоны, который легко маргинализировать и сбросить со счетов.

Тем более что, как вы могли убедиться благодаря нашему расследованию, все шаги Поклонской в рамках кампании против «Матильды» направлялись и координировались другими персонажами. Режиссёром этой кампании Поклонская точно не была, она выступала исключительно её главным рупором. И зачем человека с её имиджем понадобилось использовать в таком неприглядном качестве – вопрос, на который пока ответа нет. Только лишь, чтобы уничтожить её репутацию? Вряд ли. За этим может стоять иной замысел, суть которого мы поймём только по мере дальнейшего развития событий.

«В нашей стране правый политик монархических взглядов может опереться только на церковь!». Но ведь церковь так и не выразила никакой поддержки антиматильдовской кампании! С точки зрения церкви, Поклонская и прочие активисты – всего лишь какие-то сторонние фрики, самовольно взявшиеся за дело, о котором их не просили. Если речь идёт о святых, их должна защищать церковь. Если речь о русских монархах, их должны защищать соответствующие монархические структуры. Но на деле мы не имеем ни того, ни другого! Хуже того, вместо респектабельного монархизма на первый план вышел жупел «царебожников». А имя Николая Второго на ближайшее время будет прочно ассоциироваться с именем Матильды.

Единственным реальным достижением кампании можно назвать мобилизацию русских и очередное саморазоблачение русофобов от искусства и от политики. Но опять-таки мобилизация эта ни во что конкретное не вылилась, кроме массы сетевых споров и публикаций в СМИ, а саморазоблачение не доставило никаких неудобств его участникам.

История закончилась ничем и канула в лету так быстро, что этого не заметили даже её незадачливые герои. Хотелось бы скорее распрощаться с ними, но что-то мне подсказывать, что пока что мы вряд ли сможем это сделать. От весёлой компании Поклонской, Григорьевой, Москалёва, Кириленко и, конечно же, Малофеева с его свитой можно ожидать самых разных сюрпризов.

Не говоря же о самой Матильде Кшесинской, в биографии которой внезапно возникают самые невероятные подробности. Вдобавок, параллельно истории с фильмом на росТВ активно раскручивалась история с самозваным наследником Матильды и Николая Константином Севенардом. Тиражируемый им бред просто не поддаётся логическому описанию, поэтому мы и не касались его в нашей хронике. Но элемент карнавальности и абсурдизма он всей антиматильдовской эпопее, конечно, добавил.

Кстати, кто-то обратил внимание на то, что в титрах первого ролика Москалёва на 3:51 минуте он представлен не только как основатель и продюсер Матильды, но и как «продюсер нового документального фильма «Норильский ГУЛАГ»? Кажется, где-то нас ждёт очередная кинопремьера «класса А»! Если только Москалёв по своему обыкновению не впадает в фантазии на тему своего продюсерского успеха.

Ну что ж, поглядим…


Tags: Матильда
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments