politnotes (politnotes) wrote,
politnotes
politnotes

Categories:

Матильда раздора. 2.8. К процессу подключается «Царьград-ТВ»

После февральской сенсации процесс, как уже было сказано, затормозился. Поклонская даёт несколько интервью по теме «Матильды», но почему-то не размещает ссылки на них на своих страницах в соцсетях. В этом свете несколько удивляет выбор даты обнародования интервью Москалёва. Выкладывать главный козырь за восемь месяцев до премьеры? Это же гарантированно холостой выстрел! И он действительно тогда получился холостым: несмотря на все усилия западнических СМИ, эта информация топ-темой для обсуждения не стала, оставшись в тени скандала вокруг Исаакиевского собора. Её потом пришлось вторично выносить на поверхность и раскручивать в мае после нового всплеска активности Поклонской. Но возможно, в этом был некий смысл, потому что благодаря вторичной ретрансляции месседж успел запомниться, а источник – нет. К осени уже многие интересующиеся темой знали о деньгах из «кремлёвского общака», но вот фамилию Москалёва мало кто запомнил.

Вместе с тем, почему-то именно в этот период конца января – начала февраля почти одновременно на сцену выходят фигуры, на которых будет завязан весь сюжет перфоманса вокруг «Матильды», – с одной стороны, Москалёв со своими разоблачениями, а с другой, фрики из «Христианского государства» со своими угрозами, на которые Поклонская отозвалась ещё одним депутатским обращением. Возможно, это был своего рода пробный шар, тестирующий реакцию общественности в относительно спокойных условиях, но, скорее всего, это были шаги, готовящие почву для главного действа.

Кампанию явно раскручивали медленно и постепенно, дозировано вбрасывая как реальную информацию, так и эмоциональные всплески, дабы довести публику до экстаза в нужный момент. И только после того, как все карты были выложены по другим каналам, в процесс на полную мощность включается «Царьград-ТВ», а чуть позже и подключает к нему Поклонскую.

Знаковым становится её выступление на канале «Царьград-ТВ» 4 марта:


Этот репортаж примечателен тремя моментами. Во-первых и самое главное, в нём впервые озвучен тот факт, что на съёмки «Матильды» было выделено 20 млн. долларов от «Газпрома». Правда, упоминает его не Поклонская, а некто Анастасия Иванова, представленная в титрах как президент благотворительного фонда «Наследие Крыма». Это одно из первых публичных упоминаний сведений из интервью Москалёва после его публикации. Разумеется, без ссылки на него. Во-вторых, Поклонская заявила, что Учитель отказался передавать ей окончательный сценарий фильма для проведения экспертизы. И в-третьих, именно в этом интервью, уже под самый занавес, всплыл приснопамятный «мироточащий бюст», о котором будто бы Наталье Владимировне сообщили как раз во время эфира.

Неслучайность такого стечения обстоятельств обнаруживается в том, как через два дня после этого заявления на том же «Царьград-ТВ» был организован чуть ли не телемарафон в поддержку Поклонской с прямым включением из Симферополя и демонстрацией «чуда мироточения», а также с выступлением самого Константина Малофеева, как бы защищающего Поклонскую от травли со стороны «либеральной атеистической общественности».

Складывается ощущение, что провокация с бюстом была нужна заказчикам кампании для более тесной привязки Поклонской, а заодно и для обкатки дискурса «идёт травля нашей Наташи за веру». Её сначала выставили в неприглядном свете, а затем бросились как бы защищать, только усиливая эффект первичной дискредитации. Почему этой братии понадобилась именно Поклонская? Сам Малофеев даёт чёткий ответ в своём же выступлении на «Царьграде»: потому что она – герой Крыма и монархистка.

Вообще, история с «Матильдой» для данной клики – просто идеальная находка, потому что позволяет мобилизовать не только свою традиционную аудиторию – православных верующих, но и широкий круг «белой» русской публики, симпатизирующей Крыму и Новороссии. «Матильда» – это не блогер Соколовский, и не спектакль «Тангейзер», и даже не «Настя» писателя Сорокина. Более того, это даже не Пуси Райот. Здесь наносится оскорбление не только Церкви, вернее даже, не столько Церкви, сколько той части общества, которая тяготеет к русской идее, Российской империи и ирреденте. Николай Второй как фигура, вызывающая массовое уважение и эмпатию, гораздо более выигрышна с точки зрения охвата аудитории.

Как верно отмечает Дометий Завольский,

«Отнюдь не обязательно быть ни православным, ни верующим, чтобы полагать пикулевскую «Нечистую силу» или акунинскую «Коронацию» нечистоплотными пасквилями, порочащими, в конечном счёте, не только убиенных исторических деятелей, но и русский народ. Не нужно быть непременно верующим и чтить царскую семью как святых, чтобы возмутиться клюквенным содержанием фильма и тем, что он стал крупнейшим подобным событием в год столетия русской национальной трагедии».

Другое дело, что на эмпатию публику ещё нужно развести, создать тот самый «пробивной момент», довести накал до нужного градуса. Сама по себе новость о съёмках похабного фильма такого эффекта дать не может. Мало ли похабных фильмов выходило на наши экраны за последние годы, в том числе о знаковых фигурах русской истории! Протестовать против ещё одного подобного экземпляра кажется нелепым. Другое дело, если вокруг этого создается ситуация из разряда «наших бьют». Тогда эмпатия рождается непроизвольно, и человек уже не может не вступиться за условно «свою» сторону, подвергающуюся публичной травле и издевательствам со стороны противников.

Вот Поклонская и стала такой «ритуальной жертвой», осознанно или нет принесшей свою репутацию и респектабельность на алтарь сиюминутной мобилизации русской публики вокруг структур Малофеева. А явная подстава с бюстом послужила триггером для усиления наката на Поклонскую со стороны оголтелой либерастической и левацкой тусовки. Чем больше глумливых издевательских комментариев звучало в адрес Поклонской, тем больше искренних русских людей одолевал душевный порыв заступиться за неё, и тем более неуместной казалась любая критика крымского экс-прокурора. А обидные прозвища, указывающие на якобы украинское происхождение и мышление Поклонской, усиливали симпатию к ней со стороны далёких от православия и монархизма русских людей.

Околомалофеевская клика целенаправленно превращала Поклонскую в жупел, дабы раздуть нужную истерию вокруг «Матильды», распространить её на русский сегмент общества, монополизировать её в своих руках и утвердить своё моральное лидерство в русском движении, заблокировав любые возражения жертвенными фигурами Натальи Поклонской и Николая Второго.

При этом происходила изрядная карикатуризация монархизма и растворение его в православии, вернее говоря, в одном очень специфическом его изводе. Монархизм Малофеева и Ко – это некое иррациональное, почти мистическое почитание Николая Второго при игнорировании других русских монархов и без какой-либо рефлексии по поводу сути происходящих в то время общественных процессов. «Общество отошло от веры и предало Государя» – главное и чуть ли не единственное объяснение причин революции. Отсюда и аналогично иррациональное почитание Распутина, которому Смыков открывает памятники с неменьшим рвением, чем Николаю Второму. Вокруг фигуры последнего русского царя создаётся ореол якобы изначально предначертанного мученичества, к которому он и вся его семья готовились заранее. Нет нужды говорить, что этот образ мало сообразуется с реальным обликом Николая Второго, хотя на фоне непрерывного поношения со стороны леваков и такое отношение кажется более достойным и справедливым.

Но поразительным образом такой настрой не сочетается у этой публики ни с антисоветизмом, ни с осуждением русофобской политики советской власти, ни с поддержкой Белого движения. Более того, некоторые участники этой тусовки, как тот же Анатолий Степанов, открыто почитают Сталина и ратуют за «преемственность истории», а на малофеевском «Царьград-ТВ» долгое время шла передача Захара Прилепина, где он приглашал к себе на интервью различных деятелей просоветского толка, включая того же Гоблина.

В общем, перед нами далеко не классическая Белая идея или какая-либо её эрзац-версия. И даже не русский национализм, акцентирующий катастрофические для русского народа последствия революции. Перед нами классический спойлер, стремящийся замкнуть на себя русскую публику и пользующийся тем, что других вариантов для этой публики пока нет. Из всего спектра Белой идеи для данной клики имеет ценность только православие, а монархия ценна только как наиболее православный способ правления – православная монархия. Эта риторика вполне позитивно воспринимается в русских кругах, и далеко не все могут сразу разглядеть, в чём подвох. Однако со временем странности подобной позиции и её несоответствие стержневым основам русского дискурса начинают всё больше бросаться в глаза.


Tags: Матильда
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments