politnotes (politnotes) wrote,
politnotes
politnotes

Categories:

Матильда раздора. Часть 2. Завязка и раскрутка. Каждому лагерю по жупелу

Как можно понять из предыстории, в основе скандала вокруг «Матильды» лежит сугубо шкурный коммерческий спор Владислава Москалёва с Владимиром Винокуром и Алексеем Учителем за деньги, выделенные на фильм. Каким же образом этот коммерческий спор перерос в чуть ли не главный политический конфликт в российском обществе?

В этой истории задействованы как минимум три стороны – либерально-западническая сторона в лице Москалева и Учителя, православная сторона в лице Поклонской и представителей различных структур, спонсируемых Константином Малофеевым, и власть в лице Путина, Кожина и Мединского. Оглядываясь на эту кампанию с высоты прошедших месяцев, можно с уверенностью сказать, что в раскрутке вопроса «Матильды» участвовали как православная, так и либерально-западническая сторона, причём активность либерастов никак не уступала активности православных. А суммарно, наверное, и превышала её.

Рассмотрим хронологию событий.

Начать, пожалуй, следует с удивительного, как для сегодняшнего дня, факта.

9 января 2016 года гостем передачи «Церковь и мир», которую на телеканале «Россия-24» ведет председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион, стал кинорежиссер, автор документального и игрового кино Алексей Учитель.

Митрополит Иларион: Здравствуйте, дорогие братья и сестры! Вы смотрите передачу «Церковь и мир».

2016 год указом Президента объявлен Годом российского кино. Какое оно — российское кино сегодня, и каким оно должно стать? Что хочет видеть зритель и что хочет рассказать режиссер? Есть место в современном кино глубокой надежде и подлинному добру?

Сегодня у меня в гостях — потомственный кинорежиссер, автор документального и игрового кино — его последний фильм «Матильда» должен стать событием этого года — человек, чей тезис о том, что если не дать зрителю надежду, искусство в какой-то мере теряет смысл, я глубоко разделяю — Алексей Учитель.

Здравствуйте, Алексей Ефимович!

А. Учитель: Здравствуйте, владыка!

В начале передачи Вы упомянули о моем новом фильме. Действительно я только что закончил съемки масштабной картины под рабочим названием «Матильда». Это история, которая происходит в определенный период времени, от свадьбы Николая II до его коронации, повествующая о его любви к балерине Матильде Ксешинской. История довольно сложная.

В фильме есть сцена, которая для меня по-человечески стала откровением. На территории бывшего военного завода в Петербурге (это огромный цех) мы построили большую, почти в натуральную величину, декорацию Успенского собора Кремля, где должна была проходить коронация. Когда мы впервые пришли в этот заброшенный цех, здесь была абсолютно неприглядная обстановка. И вдруг за два месяца, особенно когда поставили свет, словно по волшебству, все преобразилось. И 500 человек массовки в коронационных одеждах, мантиях выходили на площадку, и не играли, не смеялись, не переговаривались, а было такое впечатление, что все эти люди участвуют в реальной церемонии. Когда обстановка так влияет на людей — это удивительное ощущение. Все были одухотворенными, несмотря на то, что актеры массовых сцен двенадцать часов стоят на ногах, что, согласитесь, физически очень непросто. И вот это удивительное превращение. Как это происходило — для меня загадка, но, тем не менее, все так и было.

Митрополит Иларион: Тема соприкосновения кино с реальной жизнью — весьма обширная, ибо кино соприкасается с реальной жизнью многообразно. Во-первых, оно отражает реальную жизнь. Во-вторых, оно влияет на реальную жизнь. Существует целая система взаимоотношений между экраном кинотеатра и телезрителем, и мы знаем массу примеров, как фильм влияет на судьбы людей.

А. Учитель: Я недавно прочитал тоже об удивительном факте, о котором не знал прежде, связанном с царской семьей. Молодой англичанин приехал в Петербург, по-моему, в 1908 году, и чтобы заработать деньги, стал преподавать английский. Известно, что император Николай II очень любил английский язык, и он нанял этого преподавателя для наследника. Англичанин прожил у них много лет, стал буквально членом семьи. Он с ними поехал в Тобольск, в Екатеринбург, но уже в Ипатьевский дом его не пустили. Самое удивительное, после страшной трагедии, случившейся с царской семьей, он крестился с именем Алексей. А потом уехал в Лондон, постригся в монахи с именем Николай и стал священником, открыл единственную до сих пор русскую церковь в Лондоне.

Митрополит Иларион: Вы знаете, он служил некоторое время в Оксфорде. И мой оксфордский учитель владыка Каллист еще застал его в живых. Он мне рассказывал о нем много интересного. Это действительно был типичный англичанин, но который всем своим сердцем принял русскую судьбу, то есть он принял и Православие, и русскую культуру, стал священником, монахом, и до конца своих дней он хранил верность тому самому значимому, с чем соприкоснулся в своей жизни.

А. Учитель: Так сложилось, что роль Николая II в моем фильме играет замечательный, талантливый актер Ларс Эйдингер. Мы снимали эпизод про Ходынку, о страшной трагедии, которая там произошла. Это, опять же, к разговору, как найти луч света. Мы знаем, что Николай II видел последствия трагедии на Ходынском поле. Приехав туда, он вдруг попросил факел для фейерверка — на площадке была построена вышка, и начался огромный праздничный фейерверк, который был запланирован в честь его приезда. Мы договорились с актером, что на этой вышке он встанет на колени, перекрестится и будет стоять, и пока я не скажу: «Камера! Стоп! Снято!», надо будет снимать и не останавливаться. Вы представляете, мы двадцать минут не выключали камеру, потому что этот человек уже не играл, он жил, настолько внутренне он вжился в этот образ. И можно было еще 10, 20 минут не выключать камеру, такое было состояние человека. Одним актерским мастерством этого не передашь — это надо почувствовать внутренне. Это так редко бывает в кинематографе, но когда мастерство актера совпадает с его внутренним состоянием, получается удивительный результат.

Митрополит Иларион: Самые сильные фильмы, которые я видел в своей жизни — это фильмы, основанные на реальных историях людей. Я в кино не ходил, по-моему, с юности, и если смотрю фильмы, то либо по телевизору, либо во время путешествия, в самолете.

В свое время на меня сильное впечатление произвел фильм «Титаник», но не из-за выдуманного сюжета, а как раз из-за того, что его создатели постарались воспроизвести в режиме реального времени катастрофу, которая произошла много лет назад. И как лайнер «Титаник» разламывается пополам, так же и весь фильм словно пополам разломлен — это самое поразительное для меня в этом фильме. Сначала мы видим жизнь высшего общества, видим людей разных социальных слоев, которые ведут себя совершенно по-разному. И вдруг столкновение с айсбергом этих людей меняет полностью, делает их совершенно другими.

Мне кажется, если фильм рассказывает о событиях такого масштаба, показывает, как люди ведут себя в трагических обстоятельствах, но при этом все-таки дарит луч надежды, а зрители после просмотра делают для себя какие-то выводы, имеют пищу для размышления — ради этого, наверное, и должно существовать кино. Оно должно и отражать действительность, и в каком-то смысле ее формировать, дарить светлые образы, влияя на людей, на их умы и, конечно, давая людям тот нравственный посыл, который необходим, чтобы наша жизнь становилась лучше».

(подчёркивание моё – А.И.)

Знаете, где можно найти это интервью? На сайте Патриархии. Не верите? Посмотрите сами:


Да-да, в начале 2016 года верхушка РПЦ лично участвует в пиаре «Матильды» как «события этого года»! Чуть больше года спустя тот же митрополит Илларион в той же передаче «Церковь и мир» на канале «Россия-24» скажет:

«У Церкви уже есть позиция, которая неоднократно озвучивалась. Приближается столетие со дня трагической гибели последнего русского Императора и всей Царской Семьи. В прошлом году, когда Святейший Патриарх Кирилл посещал Сербию и я его сопровождал, мы участвовали в удивительном действии: в самом центре Белграда был поставлен памятник последнему русскому Императору Николаю Второму. И вот под проливным дождем совершалось его освящение. И это был очень трогательный момент, потому что Сербия в благодарность Императору Российскому за то, что он поддержал сербский народ, поставил этот памятник. Вот в нашей стране до сих пор, насколько мне известно, нет ни одного памятника последнему русскому Императору. У нас множество памятников Ленину, которого есть за что критиковать, у нас различные сомнительные исторические личности до сих пор представлены в названии улиц и площадей, а последний русский Император, в правлении которого очень много было сделано доброго и важного для страны, ему нет до сих пор ни одного памятника. И вот приближается столетие его трагической кончины, ужасающего расстрела, который был совершен, по сути дела, без суда и следствия, причем расстреляна была его жена, его дети несовершеннолетние. И с чем страна встречает эту дату? Она встречает ее, по сути дела, кощунственным фильмом, который якобы основан на исторических фактах. Но на самом деле все эти исторические факторы в нем передергиваются. Фильм этот представляет собой, на мой взгляд, апофеоз пошлости».

«Я видел эту картину. Меня пригласил сам режиссер. Причем я должен сказать, что он еще года два или три назад ко мне приходил, показывал проект этого фильма. Он даже хотел, чтобы я принимал в нем какое-то участие. Ну, например, чтобы там моя музыка использовалась. Я сразу сказал, что сюжет этот весьма сомнительный, что встречено это все будет неоднозначно. Тем не менее, после того, как фильм уже был, по сути, готов, Алексей Ефимович мне предложил его посмотреть. Я, после некоторых колебаний, решил его посмотреть. По крайней мере, для того, чтобы не быть одним из тех, кого обвиняют в том, что вы не видели, а вы критикуете. Вот я его видел. Я сказал Алексею Ефимовичу после просмотра: "Ничего хорошего о вашем фильме я сказать не могу". Он расстроился, может быть, даже обиделся. Но, к сожалению, это фильм, в котором, во-первых, исторические факты, как я сказал, передергиваются. Всё это представлено почти в карикатурном свете. Ну, вот просто расскажу вам, с чего начинается фильм: бегает по сцене Мариинского театра эта балерина. У нее, значит, срывается лифчик и появляется обнаженная грудь. И вот она с этой грудью бегает. Наследник сидит в царской ложе и сразу возбужденно привстает с кресла. И вот с этой пошлости начинается и вот так весь этот фильм продолжается».

«Я не думаю, что там можно что-то подправить. Я, конечно, видел картину в состоянии полуфабриката. Еще что-то там было не доделано. Но я не думаю, что там что-то изменилось по существу, и не думаю, что там можно изменить что-то по существу, потому что сам подход к исторической личности такого масштаба, который применен в этом фильме, на мой взгляд, он не допустим. Я даже не хочу говорить о художественных достоинствах или недостатках этого фильма. Это человек, который Церковью канонизирован. У Церкви особое отношение к этому человеку. Вот в день его кончины, в день убийства Царской Семьи, в Екатеринбург съезжаются десятки тысяч людей. И проходят крестным ходом. Они идут от места расстрела до места его предполагаемого захоронения. Пять часов идет этот крестный ход из 60,70,80 тысяч человек. Вы представляете, какова будет реакция православных верующих, когда выйдет этот фильм?! Конечно, можно сказать: ну, не нравится – не смотрите. Но речь идет, как мне кажется, о нашем национальном достоянии, речь идет о нашей истории. Мы не должны плевать в свою историю. Мы не должны людей такого уровня и такого масштаба, как последний русский Император, подвергать вот такому публичному унижению, показывая его так, как он показан в этом фильме. Не говорю уже о том, что совершенно карикатурно там представлена последняя Императрица. Она просто как ведьма там показана, а ведь она тоже канонизирована Церковью».

«У Николая Второго была реальная история любви. Это история его любви к той женщине, которая стала Императрицей. Он ее полюбил еще в юности, даже в детстве, можно сказать, когда они впервые встретились. Эту любовь он пронес через всю жизнь. Вот этот роман с Матильдой Ксешинской. Да, это было такое юношеское увлечение. Не очень длинное. Оно закончилось после того, как он был обручен своей жене. Своей жене он никогда не изменял. То есть, действительно, какая-то там любовная история была, но поднимать это сейчас на щит, делать из этого якобы художественное произведение, делать из этого кассовый фильм и этим фильмом встречать столетие убиения Царской Семьи, я думаю, что в этом всем есть что-то глубоко неправильное и очень глубоко неверное», – заключил владыка.

А пока всё готовится к «событию года».

Tags: Матильда
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment