politnotes (politnotes) wrote,
politnotes
politnotes

Categories:

Матильда раздора. 1.7. «Мы делили миллион». И не поделили

Вполне очевидно, что уже к маю весёлая парочка распильщиков Москалёв и Винокур решила выдворить Учителя из проекта, как до этого они выдворили чету Тенсер из «Звёзд балета», как только эта затея начала приносить доход. Причём, как утверждает Москалёв, удаление Учителя уже было согласовано с Кожиным.

В июне фонд Винокура направляет Владимиру Кожину письмо с уведомлением о творческих планах насчёт «Матильды», фрагменты которого Москалёв демонстрирует в своём втором ролике. Правда, об удалении Учителя в показанных мельком фрагментах речь не идёт. Это, скорее, отчёт о проделанной работе, и, похоже, такие отчёты «наверх» были регулярными. «Матильду» не отдали просто на откуп распильщикам. С самого начала всё, что связано с «Матильдой», плотно контролировалось представителями власти, и каждый шаг номинальных продюсеров предварительно получал одобрение «наверху, причём это касалось не только финансовых, но и непосредственно творческих вопросов проекта. Странное рвение, опять-таки очень нехарактерное для наших чиновников.

В письме Москалёв (а судя по риторике, текст составлял он) расписывает преимущества от привлечения американцев в «наш с Вами кинопроект», прилагает уже упомянутый график производства и план распределения ролей в фильме и цитирует восторженные отзывы «голливудских партнёров»:

Москалёв делает упор на том, что привлечение «режиссёра с мировым именем» обеспечит хороший прокат фильма и позволит вернуть вложенные средства. Видимо, где-то в этом письме обосновывалась и необходимость удаления Учителя.

Создаётся ощущение, что Москалёв информировал Кожина о привлечении американцев уже постфактум, после заключения договора с ними. Отсюда и излишняя, бросающаяся в глаза слащавость, с которой он обосновывает преимущества от их привлечения.

Помимо удаления Учителя из проекта, уже бывшие партнёры захотели истребовать выданные ему авансом миллионы.

Вокруг этих миллионов разворачивается бурная переписка между фондом Винокура и студией Учителя, из которой публике было представлено только одно письмо от студии «Рок» за подписью Учителя от 6 июля 2017 года, к которому прилагалась таблица с перечнем статей расхода студией «Рок» средств, полученных на съёмки «Матильды». Как можно понять из текста, это был уже ответ на более раннее письмо фонда, где выдвигалось требование возврата полученных средств и, возможно, изменения или расторжения договора от 16 января. В ответ на это Учитель указывает, что он такой же участник проекта, как и Винокур, и ничего возвращать не собирается:

«Исходя из сути Договора. Фонд не может в одностороннем порядке объявить себя единственной производящей фильм компанией.

ТПО «РОК» произвело по обсуждаемому проекту определенные работы и понесло соответствующие расходы, запрашиваемый Вами отчет о которых прилагается.

Понимая сложности с которыми столкнулся Фонд, мы, тем не менее, вынуждены констатировать, что эти проблемы возникли в связи с односторонним решением Фонда о смене автора сценария на г-на Пола Шредера. При этом обращаем Ваше внимание, что Сценарий является Приложением к Договору и его неотъемлемой частью. Таким образом. Фонд уже в одностороннем порядке вносит изменения в часть Договора.

Возврат полученных денежных средств Договором не предусмотрен. Таким образом, без изменения Договора или заключения Дополнительного соглашения к нему мы не имеем оснований для перевода денежных средств».

Но Москалёва это не устраивает, и он начинает готовить иск к Учителю. 17 июля 2012 года фонд Винокура выставляет студии «Рок» уже упомянутую досудебную претензию, в которой договор от 16 января объявляется незаключённым на том основании, что стороны не смогли согласовать календарный план работ, который должен был идти в приложениях к договору. Вследствие этого, получение студией «Рок» аванса в 91 млн. рублей названо незаконным обогащением, поскольку данные средства были получены без какого-либо обязательства, а потому подлежат возврату с положенными по российскому законодательству процентами.

Здесь возникает нестыковка. Если увольнение Учителя, как утверждает Москалёв, уже было согласовано с Кожиным и Винокуром, что мешало просто расторгнуть январский договор с его студией или решить дело неформальным образом? Реальная практика дел в наших постсоветских пенатах такова, что когда политическое решение принято, его реализация обычно не затягивается. Если Кожин действительно дал отмашку на удаление Учителя, вопрос решился бы в считанные дни и без какой-либо юридической волокиты. Тогда зачем Москалёв готовит судебный иск? Только лишь потому, что хочет стребовать с Учителя ранее выданные миллионы? Непонятно.

Следует отметить, что из досудебной претензии 17 июля ясно, что готовился иск в российский суд, потому как в тексте идут отсылки исключительно на российское законодательство.

Похоже, поняв, что дело идёт к разрыву, Учитель задействовал свои козыри. Где-то в районе отправки этой претензии (до или после пока установить не удалось) он несёт доклад Вайсмана «заинтересованным лицам, некоторые из которых вовлечены в процесс финансирования фильма», характеризует его как «непрофессиональный» и «унижающий русскую культуру» и, видимо, требует удалить из проекта этих «жалких червяков» с «ужасной репутацией».

Вероятно, Учитель расписал затею Москалёва «вовлечённым лицам» в таких художественных подробностях и представил её в таком невыгодном свете, что они дали отмашку свернуть москалёвские контакты с американцами. К слову, из этой фразы становится понятно, что лиц, вовлечённых в процесс финансирования фильма, было несколько. Не Кожиным единым, как говорится.

Сам Москалёв в это время находился за океаном и вернулся в Москву, по его словам, только в начале августа. За это время он успел организовать уже упоминавшееся письмо американских адвокатов из какой-то лос-анджелесской конторы, датированное 30 июля и направленное почему-то на московский адрес Алексея Учителя. Письмо выдержано в жёстком, если не сказать агрессивном тоне. Там перечисляются приведённые здесь факты и выдвигается ряд претензий, причём делается это от имени фонда Винокура и американских продюсеров одновременно. Заканчивается письмо угрозой подачи исков в российские и американские суды:

«В связи с вышеизложенным, Фонд В. Винокура по поддержке культуры и искусства, Владимир Винокур, Владислав Москалев, Пол Шредер, Дэвид Вайсман и Анатолий Давыдов оставляют за собой право воспользоваться всей полнотой прав и средств правовой защиты, используемых в России и США, не исключая ни одного из них». 

Насколько можно понять, то ли прямой отмашки от Кожина на удаление Учителя не последовало, то ли она не оказала должного эффекта, но Москалёв спешно занялся фабрикацией иска против Учителя в США. Зачем нужно было привлекать «голливудских адвокатов» и грозить публичным разоблачением Учителя, зная, что многие детали этого дела лучше на публику не выносить? Непонятно. Видимо, это была личная инициатива Москалёва, поскольку трудно поверить, что Кожин мог санкционировать публичный процесс по вопросу «Матильды» в Штатах. Вряд ли бы ему вообще понравилась подобная перспектива. И поскольку Москалёв уже вовсю разошёлся в своих голливудских стараниях, его, очевидно, решили удалить из проекта вместе с приглашёнными им американцами.

В начале августа Москалёва выбрасывают из фонда Винокура. Сам Москалёв приписывает это влиянию Гергиева, который якобы надавил на Кожина и Винокура по наводке Учителя, и Достмана, который якобы шантажировал Винокура обнародованием подробностей его махинаций со зданием театра.

С этой версией тоже не всё гладко, на первый взгляд. Допустим, Гергиев (или кто-нибудь ещё) мог силой вернуть Учителя в проект, но зачем было с таким треском выгонять Москалёва, который, как он сам утверждает, формально там – чуть больше, чем никто, член фонда без права подписи? Неясно.

В версии самого Москалёва от января 2013 года это звучит так:

«Я договорился с американскими продюсерами и если режиссеру, с которым у нас подписан контракт, не понравился сценарий – я заказал другой Полу Шредеру – это тот, что написал сценарии «Таксиста», «Последнего искушения Христа», в общем, живой классик. И он написал сценарий номер два – но тот тоже не понравился Учителю, потому что Учитель свою «Восьмерку» еще не смонтировал. Тут мы с Винокуром решили выгнать Учителя (нормальное решение продюсеров) – но Учитель не стал выгоняться. Он нашел себе защиту в лице серьезного человека, который позвонил в правильные кабинеты – и оттуда объяснили что Учителя трогать нельзя, а американцев с проекта долой, потому что американцы плохие люди в принципе (и это я не утрирую а цитирую).

Я приехал из Канады и не узнал Винокура – это был другой человек. Я говорю – что происходит? Мне объясняют, что Учителя трогать нельзя. Я – его надо выгонять, потому что он не вписывается в концепцию проекта, а концепция проекта «Кшесинская» была целиком и полностью направлена на международный прокат. Не просто сняли кино и его никто не увидел – деньги потратили, а люди в кинотеатры не пошли. А очень хотелось, чтобы фильм был продан. И фонд кино эту мою идею очень сильно поддержал. Я-то это знаю я общался со специалистами из фонда кино в том числе на эту тему. Потому что фонд кино собирался частично эту картину профинансировать, маленькая сумма, но собирался. И я говорю – нет, будем продавать фильм, потому что я имею к этому фильму прямое отношение. И мне говорят – Слава, а ты в фонде вообще кто? Я говорю – продюсер этого фильма. О том что я продюсер, Винокур продюсер и еще два американских продюсера – об этом знал весь мир, май-июнь-июль 2012 года – тысячи линков в интернете – Пол Шредер пишет сценарий для русского проекта! У нас был план продать фильм еще до съемки. Это высший профессионализм, высший пилотаж – продать фильм, еще его не сняв. Я этим занимался. Так вот вернулся я в Москву в начале августа и Винокур и два его друга (бывшие его концертные директора) говорят – мы продавать фильм не будем.

Почему? Потому что ни один русский фильм никогда не был продан. Я говорю - так надо попробовать, есть и желание, и уверенность в том, что сейчас получится. И весь мир увидит качественное русское кино и люди пойдут в кинотеатры Америки Канады, Австралии, Европы и будут платить за билеты и смотреть настоящее русское кино. Нет – что значит нет? Это мой проект и план, по которому мы идем, это мой план. Фильм надо продавать. А для того чтобы продавать, надо нанять актеров - как минимум двоих может быть даже троих звезд Голливуда. Заплатить им гонорары серьезные. И режиссера нанять надо из Голливуда – потому что под режиссера из Голливуда пойдут голливудские актеры. Иначе они не пойдут – те, которые на афише будут привлекать зрителей. Чистый пиар, который используют кинокомпании мира – такой подход: режиссер и два-три актера которые дают кассу первую неделю, а потом уже качество фильма дает кассу дополнительно или нет. Был предложен список из 15 режиссеров, среди которых был Фрэнсис Коппола и София Коппола и так далее. При этом проект оставался бы российским, потому что есть специальные расчеты, когда проект российский когда не российский. По моему плану не должно было быть задействовано более 10-15 процентов американцев из общего числа людей участвующих в проекте. Сниматься фильм должен был на английском языке иначе его не продать.

И тут Винокур говорит – Слава, продавать не будем. Я говорю – минуточку, у нас вся концепция проекта построена на том, что мы обязаны продать. Финансовой организации, которая уже перевела 20 миллионов долларов, мы сказали, что мы им деньги вернем. А как мы вернем не продав? «А, ни один фильм не был продан». Я говорю – ты хочешь быть голливудским продюсером? Не хочу, говорит Винокур, хотя еще вчера хотел. Заработаем на производстве. Я говорю: секундочку, «заработать на производстве» это называется украсть. Нет, мы так не будем, будем продавать. Тогда мне говорят – спасибо, до свидания, иди вон из проекта. И вот тут я сказал что из проекта просто так не уйду, на что мне ответили – тогда жди неприятностей.

И неприятности я стал получать уже буквально через неделю по телефону, там были угрозы в том числе. Поэтому Света и дети после лета так и остались в Канаде, а я срочно выехал из России. После этого я узнал что Винокур обвиняет меня в краже».

(орфография и пунктуация сохранены, подчёркивания мои – А.И.)

Обратили внимание на обязательство вернуть деньги? Значит, это всё-таки был не безвозвратный кредит? Но и деньгами от Фонда кино, куда обращался Москалёв ещё до того, как Винокур пробил через Кожина и Акимова газпромбанковские миллионы, партнёры не побрезговали. Это потом уже Москалёв с глубоко возмущённым видом будет обвинять Учителя, что тот, имея 40 или 30 млн. долларов бюджет пошёл за госфинансированием в Фонд кино со сценарием Геласимова и получил его под чужой продукт. А на тот момент идея взять бюджетные деньги Владислава Анатольевича никак не смущала. И он сам об этом публично признаётся:

«Еще когда я был в проекте, подавал на «Матильду» заявку в Фонд кино на 5 млн долларов. Не думаю, что эта сумма была уменьшена».

Однако ключевой момент в этом спиче – указание на то, как Винокур чуть ли не за один день поменял свою позицию под влиянием, насколько можно понять из этих слов, политических факторов. Сейчас Москалёв уверяет, что «всё из-за бабок», что Достман и Винокур хотели получить вторую часть обещанного транша, поэтому в спешном порядке выдавливали его из проекта, подкупив чуть ли не замминистра внутренних дел. Я, конечно, плохо знаю «кухню» МВД, но сильно сомневаюсь в том, что человек такого ранга будет объявлять кого-либо в международный розыск и придавать этому процессу немалый резонанс только лишь из-за материальной заинтересованности. Нет, у этого процесса был и политический подтекст. Именно из-за него Москалёва выдворили вместе с его американцами через несколько месяцев после подписания договора. И почему-то на данном этапе Москалёв тщательно его ретуширует, сводя всё дело к банальному коммерческому спору.


Tags: Матильда
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments