October 9th, 2015

Незнайка

Меньше «тормозить»

Вздохи разочарования по поводу отмены выборов на Донбассе в очередной раз вскрыли неготовность сторонников Новороссии анализировать происходящее и делать выводы в режиме реального времени, а не тогда, когда уже поздно что-либо предпринимать. Целая система внешних маячков и внутренних блоков в мышлении заставляет до последнего цепляться за тщетные надежды, вместо того чтобы поставить точку на заведомо мёртвом и пойти дальше, искать реальный выход и предпринимать какие-то шаги по своей воле. Возможности спасения Новороссии при нынешней власти в Кремле – давно уже абсолютно ясная тема, не вызывающая никаких сомнений, причём независимо от реальных планов эрэфянской верхушки относительно Украины и Донбасса. Даже если бы она и хотела помочь русским и спасти Новороссию, всё равно получился бы нынешний слив. Надеяться на чьё-то прозрение в верхах абсолютно бесполезно, потому что как бы они ни прозрели и ни исправились (чего не будет), ситуацию уже улучшить не смогут. В обозримом будущем она будет развиваться только от плохого к худшему, и нынешний режим – залог такого развития.

В данном случае откровенным провалом стала реакция общественности на саммит в Париже. Чтобы заподозрить неладное, ей потребовалось лишние четыре дня, вплоть до выполнения Путиным точно в срок озвученного Порошенко ультиматума об отмене выборов. Хотя всё было ясно и до саммита, а сразу после него не оставалось и сомнений. Для тех, кто не в курсе, итоги парижских посиделок подведены здесь.

Collapse )

Незнайка

РАСПРОСТРАНЕНИЕ СМЫСЛОВ

Политический опыт каждого народа естественным образом задаёт большую инерцию дальнейшей политической практики. Хуже, когда инерцию задаёт не столько политическая история, сколько её ошибочная, часто мифологическая интерпретация в глазах акторов. Например, как власти, так и патриотической оппозиции было бы полезно извлечь практические выводы из методов, с помощью которых дважды в XX веке готовилась смена устройства страны, а в XXI веке – революционные изменения в соседних странах. Вместо этого они выстраивают свои стратегии на основе вторичного идеологического продукта – хвалебных рассказов о революционерах из советских учебников, преследующих цель оправдать и облагородить, либо хулебных описаний от белоэмигрантов, преследующих цель оправдать и облагородить себя. При этом никто из авторов не подходил к исследованию революционных политических практик в стиле Джина Шарпа – как ответственный разработчик технологий, практически полезных для осуществления или предотвращения поворота страны в современном обществе. И читатель, который мечется между рассказами Зощенко о Володе Ульянове и сборником антисоветских анекдотов о Ленине, не может извлечь ничего путного ни там, ни там.

Соответственно этой инерции, политическая активность патриотической оппозиции в нынешней РФ вертится вокруг впитанного с 30-копеечным советским молоком описания революционных кружков, подпольной борьбы, агитации и распространения революционной литературы, засланных охранкой провокаторов, выдвижения броских лозунгов для направления уже накрученной взбунтовавшейся толпы, наконец, штурма Зимнего и последующего «триумфального шествия советской власти». В рамках той же проблематики работают и охранительные структуры государства, отлавливая авторов явно экстремистских призывов типа «бей жидов – спасай Россию», засылая агентов в подпольные кружки и громя их потом, а также подкупая пропагандистов для того, чтобы те в нужный момент направили недовольную толпу в болото.

На этом фоне остаются совсем без внимания более фундаментальные вещи, которые, собственно и обусловливают фундаментальные повороты в развитии стран и держат их в определённом русле – формирование политического дискурса, подходов, представлений, реакций на раздражители. Кому надо, те, конечно, обо всём этом помнят: настоящие прозападные либералы, курируемые из-за рубежа «грантоеды» потихоньку делают свою работу. Вот только отечественный «ответ» на неё – как в исполнении спецслужб, так и в исполнении патриотической оппозиции, мягко говоря, не блещет. Совершенно игнорируются уже осуществлённые в прошлом и проводимые в настоящем масштабные проекты по изменению общественного сознания, по передвижению рамок приемлемого и неприемлемого, по искажению до неузнаваемости общественных ценностей и доведения до абсурда общепринятых критериев добра и зла.

Результат – более чем плачевный. Казалось бы, история благоволит России и даёт ей шансы выбраться из пучины, но она всякий раз гордо пренебрегает такой возможностью. Развитие украинского кризиса десятки раз показывало, что правда на стороне патриотов, однако общество становилось на сторону либо предательской власти, либо предательской прозападной оппозиции. Пусть пока не на уровне подсознания, но и население РФ приняло установку о «генетически других» дончанах, о которых власть и так беспокоится в достаточной мере, которую те заслужили, либо, напротив, в дела которых не надо было вмешиваться, а надо было помочь Украине и не ссориться с Западом. Это указывает на то, что готовность принять повсеместную измену, трусость и обман была загодя насажена населению через набор предательских и вырожденческих установок, а условные патриоты, как минимум, проворонили этот процесс и боролись со второстепенными вещами.

Collapse )