July 19th, 2015

Александр Жучковский. К годовщине расстрела Царской семьи

Этот портрет всегда висел на стене моей комнаты в петербургской квартире. Я видел Императора каждый день с самого детства. "Царствование" Ольденбурга (лучший биографический труд о Николае II) в первый раз я прочитал, кажется, в 15 лет. Для меня Император никогда не был просто "портретом на стене", "историческим персонажем". Император для меня - живой символ исторической России, последний законный правитель России.

Император – олицетворение российской законности. Император – это Закон.

Закон – это то, чего нет на нашей земле уже почти сто лет. Я имею в виду и Закон Божий (содержащийся в понятиях государственной правды и справедливости), и закон человеческий, государственный (Основные законы Российской Империи). Сто лет назад установленные Богом и людьми законы были растоптаны в России. Как человек с религиозным пониманием истории, я считаю, что историческая Россия пала не только в результате дел рук человеческих (каковые всегда сохраняют свободу выбора), но и от направляющих эти руки сущностей иного порядка.

Ненависть к императору – феноменальное явление, которое уже впору изучать социологии (я серьезно).
Collapse )

Еще один русский человек на стороне света - Игорь Стрелков: монархист, империалист, националист. Единственный из военачальников Новороссии провозгласивший борьбу за воссоединение русского народа под знаменами Исторической России и Православной Веры (за что собственно и был изгнан).

Сегодня прочел заметку Дмитрия Ольшанского: "В том, как подонки всех сортов со всех сторон набросились на Стрелкова, - есть что-то глубоко христианское. Единство всех видов зла в союзе против честного человека. Как-то даже и удивительно наблюдать такие картины в реальности, а не в житийной литературе".

Сравнивать Стрелковым с Николаем II нелепо, но мне аналогия невольно пришла в голову. Слова Ольшанского можно отнести к Императору, против которого сегодня "единство всех видов зла".