March 12th, 2015

Далеко не голубь мира. Несколько слов о сущности восточной политики ЕС

Размещаю давно обещанный опус по восточной политике Европейского Союза. Сразу скажу, что ничего сенсационного в нём не будет, тайных хитрых планов Брюсселя я не раскрою, просто попытаюсь представить общую картину того, откуда растут ноги у нынешней позиции ЕС, и объяснить, почему рассчитывать на миролюбие, объективные экономические интересы или геополитические претензии ЕС в надежде склонить его к компромиссу с РФ нет никаких оснований.

Начать нужно с того, что в политике в отношении пространства СНГ перед Евросоюзом стоял выбор между двумя подходами. Первый - подход в духе Russia first, то есть налаживание партнёрства с Россией как основы континентальной системы, в рамки которой должны быть вписаны остальные страны СНГ. Это предполагает фактической признание роли РФ как второго полюса Европы, хоть и не означает предоставления карт бланш на формирование своей зоны влияния. Второй подход - выстраивание отношений со странами СНГ таким образом, чтобы ограничить роль России в европейской системе и заставить её отказаться от автономистской линии во внешней и внутренней политике.

По сути, оба эти подходы направлены на достижение одного и то же результата - перевода всех постсоветских стран на европейские "рельсы", только разными путями и в разном порядке. В первом случае предполагалось, что РФ будет пионером этого процесса, и поэтому с ней нужно наладить кооперативные связи, стимулируя её приближение к европейскому пути благодаря высокой экономической взаимозависимости и устраняя риски, обусловленные турбулентностью в пространстве СНГ. Во втором - что в случае угрожающего отхода РФ от этого пути нужно заставить её к нему вернуться, используя сближение со странами СНГ в качестве рычага давления. В очень упрощённом виде, классический дуализм кнута и пряника. Развитие восточной политики ЕС в последнее десятилетие - это, фактически, история перехода от первого подхода ко второму.

Collapse )

Из этого нужно сделать один главный вывод - на данный момент Евросоюз практически добился реализации своей нормативной стратегии в Восточной Европе. Необходимый институциональный механизм выстроен, нужные экономические процессы запущены, конфликт в Новороссии их даже ускорили, искомый центробежный эффект для Таможенного союза тоже практически достигнут. То есть задачи ЕС на сегодняшнем этапе заключаются в удержании сложившегося в его пользу статус-кво, и соответствующих преимуществ и рычагов влияния, чтобы довести начатое дело до логического завершения и, лишив РФ главных козырей в европейской игре, поставить её ресурсы под свой контроль.

Именно поэтому дальнейшая эскалация конфликта, способная разрушить уже выстроенный механизм, и рассматривается в ЕС как нежелательная и ненужная. При этом сценарий локального ограниченного вялотекущего гибридного конфликта вполне вписывается в европейскую стратегию, потому что непосредственных рисков и угроз не несёт, а в некоторых аспектах даже способствует достижению желаемых целей. Недаром тот же "большой друг" РФ Штайнмайер недавно заявил, что поиск решения конфликта может тянуться годами и десятилетиями. Конечно, может - ведь ЕС это устраивает и, к тому же, предоставляет нехилый рычаг для манипуляции в диалоге с Москвой. То, ради чего раньше надо было идти на серьёзные уступки, теперь можно выторговать за очередное "признание" Крыма и "политическое решение" в Новороссии. Очень удобно.

Другие доводы хитропланщиков в пользу того, что "ЕС вот-вот встанет на нашу сторону, потому как у него другие интересы, чем у пиндосов" тоже не выдерживают никакой критики. Но во избежание вопросов, пройдусь и по ним.

1. Экономическая взаимозависимость. Да, товарооборот, да газ, да инвестиции. Ну и что? Товарооборот и всё прочее говорить только об уровне взаимной уязвимости, которая в отсутствии взаимного доверия, превращается в источник угроз, а не сотрудничества. И даже с этой точки зрения взять РФ под контроль - задача более приоритетная для ЕС, чем для США, у которых прямая экономическая взаимозависимость с РФ практически отсутствует. Да, в США есть круги, стремящиеся поживиться тушей медведя, но на политическую линию США это имеет ограниченное влияние, в отличие от ЕС. Иными словами, именно из-за серьёзной взаимозависимости ЕС намного важнее положить Москву на лопатки, чем Штатам.

2. Европейский автономизм и стремление выйти из-под американского влияния. Очень специфическая штука, актуальная в 90-х и в первой половине 2000-х годов. После иракского кризиса и расширения ЕС Вашингтону удалось снизить эти стремления за счёт отстранения от руля некоторых кругов старых европейских элит. Пожалуй, последний их представить, оставшийся в европейской обойме, это нынешний глава Еврокомиссии Юнкер, отличившийся с ходу заявлением о создании европейской армии.

Но дело даже не столько в этом, сколько в том, что европейский автономизм давно не ассоциируется с какой-либо формой союза с Россией. В случае с укрой этот автономизм проявляется в желании утвердить свою нормативную стратегию и выступать в качестве монопольного центра влияния на континенте. То есть конкуренция со США имеет место быть, но если уж совсем начистоту, то это конкуренция за то, кто и как будет загонять медведя, и ничего общего с избавлением от опеки Штатов не имеет.

3. Опасения чрезмерных стратегических рисков и экономических потерь. Купируются сдерживанием уровня конфликта и недопущением его эскалации. Риски же, связанные с беженцами и сомализацией укры, в ЕС воспринимаются без особого беспокойства - десятилетиями имея под боком нестабильный Ближний Восток и пылающие угли бывшей Югославии, в Европе научились выстраивать барьеры и ограждать себя от неприятного соседства. Не всегда эффективно. Но и не настолько плохо, чтобы ради нейтрализации этих рисков ломать свою игру и идти на компромисс с Россией.

Кстати, в этих рассуждениях кроется ещё один веский аргумент относительно того, почему сохранение единоукры - проигрышный сценарий. Потому что автоматически сохраняет в силе все обязательства по ассоциации и весь механизм нормативной стратегии ЕС. Что делает очень затруднительным переход к какому-либо конструктивному взаимодействию с ЕС как таковому - до тех пор, пока у ЕС будет сохраняться хотя бы гипотетическая возможность реализовать свои политические цели на базе второго подхода (одностороннего продвижения ЕС), он не будет возвращаться к первому (равноправному диалогу с Россией).

А вся риторика о совмещении двух процессов - ассоциации с укрой и строительства общего пространства "от Лиссабона до Владивостока" - это только мулька, спасательный круг для российской дипломатии, которая поспешила за него ухватиться и заливается восторгом "они всё-таки нас послушали", "они пришли к тому, о чём мы говорили". Как бы не так! После установления своего контроля в Восточной Европе, Евросоюзу самое время перейти к обустройству всего континентального пространства по своим лекалам.

Пора бы всем уже понять, что ЕС это не "голубь мира", а ястреб, пустивший когти в добычу и предвосхищающий хороший обед. А обед под аккомпанемент пушек это некомильфо, обедать лучше в тишине. Отсюда и всё обманчивое миролюбие.