February 1st, 2015

Финита ля эскалация

Я всё ждала какого-нибудь если не финального, то промежуточно финального аккорда этого акта пошлой оперетки под названием "Страдания полудохлой крысы", чтобы обозначить кое-какие уже вполне очевидные и поэтому не самые актуальные выводы. Но, похоже, судя по вчерашним новостям из Минска, такого аккорда не предвидится. Так что сделаю серьёзную мину и постараюсь предельно корректно высказаться по ситуации.

Если вкратце, то операция "Эскалация" провалилась. Как в военном отношении, так и в дипломатическом. В военном она пошла по сценарию вязких позиционных боданий, чем ухудшила политическое положение как республик, так и Москвы. За робко и невнятно, но всё-таки сказанным А не только не последовало чёткого Б, но изрекшая его сторона вообще попыталась сделать вид, что она этого не говорила, и её не так поняли.

Проблема же в том, что её очень хорошо поняли. Её вообще не составляет труда понять в последние месяцы, так как все ходы легко читаются и просчитываются наперёд. И только в Кремле, кажется, до сих пор полагают, что могут напугать кого-то бурным, но нелепым надуванием щёк на камеры. Ситуативным блефом, который никто уже не примет за чистую монету.

Зато благодаря ему появилась возможность оценить некоторые наши ранее сформулированные предположения.

Первое. Как и ожидалось, крыса воевать за Новороссию не будет. Он хочет, чтобы Новороссия воевала за его интересы, читай за его продажную шкуру, но даже когда она воюет за его интересы, реальной поддержки от него не будет. А в нужный момент, когда ему зажмут хвост, он без зазрения укажет пальчиком на своих марионеток "это всё они начали" и будет с сожалением констатировать, что ополчение тоже не выполняет его гениальный колленно-локтевой мирный план. Кидать союзников крыса умеет, в этом ему не откажешь. Правда, его потом ещё сильнее кинут его же "дорогие партнёры", но Новороссии от этого не легче.

Я вполне допускаю, что запаховедам дали чёткий приказ начать наступление с обещанием "поддержать, если надо", только вот когда стало реально надо, поддержка не пришла. И также допускаю, что расчёт строился на быструю и демонстративную показательную акцию. ВВП до сих пор пребыват в уверенности, что стоит, как в августе, слегка поднажать, и укропы сами разбегутся с выпученными глазами.

Но нельзя же не понимать, что в рамках решения даже поставленной политической задачи "принуждения к сливу с чистого листа" нужен совершенно иной объём давления на хунту. Что заставить отказаться от действующих договорённостей это совсем не то же самое, что и заставить пойти на договорённости вообще. Конечно, самый главный вопрос здесь заключается в том, насколько крысу не устраивают минские соглашения, и что конкретно ему надо в них изменить. Потому как если идёт только о том, чтобы окончательно зафиксировать автономию ДЛНР и её условия, это одна ситуация, а если на эту удочку хотят навесить конституционную реформу и федерализацию, то совсем другая. Виртуальная и в нынешних параметрах недостижимая. Тут скорее удочка разорвётся, а рыба проглотит наживку и не заметит.

А если расчёт строится из того, что МВФ не даст хунте кредит, пока та не стабилизирует Донбасс, то затея глупая и провальная - целого кредита, может, и не даст, но подбрасывать подачки будет, и ЕС ещё к этому привлечёт. Нечем Москве шантажировать хунту. Как нечем и блефовать.

По ходу, надо отметить, что крыса не будет воевать не только за Новороссию, но и за Приднестровье. Они идут в одной связке, и шаблон там идентичный. Приднестровье, кстати, Кремль был готов сдать ещё под перезагрузку в 2010-2011 годах, но тогда, как и сейчас, об условиях с Меркель не сторговались. Что и стало одним из факторов, побудивших её поддержать польскую версию восточной политики ЕС и вильнюсскую авантюру. Так что непонятно, почему для некоторых наблюдателей сливной подход эрефии к Приднестровью стал откровением.

Единственное больное место, за которое Путину гипотетически придётся воевать, если возникнет угроза - это Крым. Но пока что он делает всё, чтобы не воевать и за Крым. Экономическая блокада, как и возможная диверсионная война крымских татар, не заставит крысу выползти из норы. Да и прямой военный удар может повлечь ограниченный ответ в виде уничтожения атакующей группировки без дальнейшего продвижения на материк. Но всё-таки шанс на открытую войну в случае с Крымом намного выше аналогичного шанса для Новороссии, который практически равен нулю...

Второе. Реальной красной линией для Запада является только Мариуполь. Ни аэропорт, ни Дебальцево, ни даже Славянск с Краматорском не могут спровоцировать сколь-нибудь значимое давление Запада. И только реальная угроза взятия Мариуполя резко повысила градус риторики и давления Запада. Что стало поворотным моментом в развитии как дипломатического, так и военного наступления ВСН.

Подозреваю, сценарий разыгрался следующий. Хунта пыталась разыграть ряд провокаций, чтобы заставить Запад усилить накат. Провокации в Волновахе и Донецке ожидаемого эффекта не принесли, а провокация в Мариуполе сработала. На повестку встала самая страшная санкция СВИФТ, и Москве дали срок до 29 января, чтобы вернуть процесс в приемлемое для Запада русло. Москва в спешном порядке начала прикладывать усилия, чтобы затормозить и замять ситуацию, но при этом сохранить возможность давления на хунту, не выходя за красную линию, обозначенную Западом.

Поэтому и поддержки наступления не последовало, и контактная группа внезапно собралась на очередные безрезультатные переговоры, и отдельные блоггеры "с независимой позицией" стали доказывать, что наступление это действительно эксцесс и ничего более, а реальное наступление планировалось на март (ага, планировалось, и по-видимому, именно в рамках этих планов последовательно зачищались наиболее боеспособные отряды ополчения). Зато совет мининдел ЕС от новых санкций пока воздержался.

Ключевое слово - пока. Потому что процессы нового витка давления на РФ, действительно планируемые Западом на весну, были запущены в начале этой недели. И речь не только о СВИФТе, а в том числе о передислокации американских войск в Европу, новость об ускорении которого прошла не очень замеченной в информпространстве. В общем, Запад не позволит вот так с наскоку перехватить инициативу, на слабо его уже не возьмёшь и врасплох не застанешь, как с Крымом. Время дешёвых понтов прошло безвозвратно.

Отсюда следует два вывода - что стратегически малозначимое (для интересов крупных игроков) Дебальцево останется основным и, скорее всего, единственным направлением наступления ВСН. Наступления, имеющего все шансы перерасти в осаду и аэропорт-2. Ежедневные победные реляции о закрытии котла уже превышают норму ежедневных победных реляций о взятии аэропорта осенью. Медийное внимание фокусируется на этой точке. И второй вывод, что подставить крысу под удар ополчение может только на мариупольском участке.

Правда, подставить крысу под удар ещё не значит заставить его воевать. Но такие удары приближают конец крысы, что тоже очень неплохо для нас. Чем жёстче для него выбор между войной и Гаагой, тем лучше. Правда, признаться, меня мутит от этой "логики от противного". Это очень неприятно, что вместо разработки стратегии победы, мы занимаемся измышлениями о том, как больнее ударить крысу, чтобы она превратилась во что-либо внятное или сдохла совсем. Но если другого пути к прозрению нет, то ничего другого не остаётся.

Третье. Ловушка сливного курса для Путина практически захлопнута. И запечатана пропагандистской машиной. Коготок увяз настолько прочно, что захоти птичка вырваться, ей придётся отрезать себе лапу. То есть обрушить эту машину полностью вместе с её персоналом, так как времени на её плавный разворот нет.

Предполагаемая в предыдушем посте смена риторики обернулась только небольшим изменением акцентов. И что примечательно, основным действующим лицом в деле дезавуирования отмашки Путина на наступление выступает никто иной, как Песков, опровергающий почти все необдуманные утверждения шефа двухнедельной давности. Нет-нет, ну что вы, это не Путин начал наступление, это придурки на местах сами полезли. И полномочия у Кучмы есть, и Медведчук делегирован уважаемыми партнёрами из ЦРУ СБУ. Одним словом, мы согласны откатить назад.

Только вот, как и предупреждалось ранее, откатить назад после начала наступления гораздо сложнее, чем не начинать его вообще. Самый простой способ - позволить хунте путём контратаки довести линию разграничения до обозначенной на карте 19 сентября.

Для хунты, конечно, выбор опций открывается широчайший. Особых угроз от наступления нет и не предвидится, на дипломатическом поле можно играть как угодно. Лучше всего затянуть бессмысленную мясорубку до весны, накапливая силы для главного удара, попутно мороча голову безрезультатными переговорами непонятно о чём непонятно с кем. Можно шантажировать Москву перемирием ради возвращения к минскому сговору. Полу-ультиматум Лаврова ведь закономерно провалился - бахвальство о невозвращении к минским соглашениям оказалось ровно тем, чем и было, - всего лишь пустым бахвальством. А можно и в атаку пойти на оголённые тылы ВСН. Куда ни кинь - сплошь выигрышные варианты.

Итог для нас один и весьма неутешительный - эскалация как возможность перевести игру в нужную плоскость бездарно упущена и снимается с повестки дня. Теперь даже тотальное наступление хунты не поможет выправить ситуацию, а скорее доведёт её до полной катастрофы.

Это, в общем-то, было ожидаемым итогом действий крысы, обладающей потрясающей способностью из всех вариантов выбирать наихудший и даже его не доводить до результата. По-хорошему, ополчению надо сворачивать наступление, в котором ему ничего не светит, но, похоже, поскольку под это решается ряд внутренних задач по усилению контроля, безумие ещё какое-то время будет продолжаться. Но недолгое - максимум неделю. Потому как 12 февраля саммит ЕС, и до него надо успеть сварганить хоть какой-то компромисс.

В этом свете всё более чётко вырисовывается перспектива Гааги для крысы. Но честно говоря, Гаага для крысы будет слишком лёгким исходом.