January 16th, 2015

Наступательный блеф

Нет, подумайте только, в каком политическом зазеркалье мы с вами пребываем! Боремся со сливом больше, чем с хунтой. Безоговорочно верим плохим новостям и сомневаемся в не очень плохих, уже практически не ожидая хороших. С опаской смотрим на любые подвижки к наступлению ВСН, подозревая в нём очередное "принуждение к сливу" или утилизацию ополчения. Подозревам всех, не доверяем даже вчерашним героям, уповаем на то, что Запад и хунта заставят ВВП возрождать Россию, и ждём спасительной катастрофы, если им не удастся это сделать.

Абсурд происходящего особенно явственен на этапе обострения - пока всё развивается в русле "тихого омута" по давно описанным шаблонам, все остаются при своих, и выводы делать относительно легко (но далеко не приятно). Но как только ситуация выходит за рамки текучки, начинаются концептуальные метания "а может, всё-таки есть надежда?", "ну нет, очередной пинок перед сливом". Проще всего тем, кто давно разработал шаблон, в который укладывается всё - и обострение, и слив одновременно. Тот самый шаблон условной вилки, который можно повернуть и в минус "пытаются слить", и в плюс "Москва выставленные требования не примет".

Не скажу, что этот шаблон ошибочен, но есть ряд нюансов, которые выходят за рамки бинарной логики "слив-неслив", и, скажем так, обеспечивают некоторый шанс на положительный подвижки в деле Новороссии. Во всяком случае, Астана отложена, эскалация нарастает. Это, конечно, не совсем то, о чём я писала ранее, но, как говорилось в старом фильме "уже нечто"

Вопрос, который находится в центре внимания: кто срывает Астану? Я категорически несогласна с версией "РФ и ЕС начинают договариваться, а США руками хунты срывает слив". О том, как ЕС хочет договариваться, речь пойдёт в другой раз. Но суть в том, что как такового срыва Астаны пока не произошло. Все военные телодвижения последней недели - это исключительно давления с целью дожать противника до нужных условий слива. С обеих сторон.

Начала этот процесс хунта с тем, чтобы используя игру форматов решить две задачи - переписать минские договорённости "с чистого листа" в свою пользу и наложить на РФ более жёсткие политические обязательства, попутно устранив необходиомсть в имитации полупрямого диалога с ДЛНР. Но Москва ответила "полу-ультиматумом Лаврова" - или сливаем, как договаривались в Минске, или адью-с.

То ли военные дела пошли не так, как предполагалось, то ли адью-с подействовало, но хунта быстро дала задний ход и путём провокаций и очередного заманивания пытается вернуться к переговорному сливу, соглашаясь частично на минские условия, но размахивая при этом дубинкой новых мобилизаций. Оно и понятно - полноценное наступление сейчас ни к чему, всё готовилось к весне. В ожидании мобилизации можно и для виду на согласованную линию разграничения выйти, поиграв в войнушку на публику, чтоб прикрыть договорняк. Ну не смогли удержать, что поделаешь.

Кремль, со своей стороны, резко возобновил прерванную подготовку к Астане. Судя по тому, как Ангелька заманивает туда Пу, готовится какая-то редкостная гадость. Если они даже согласны в спешном порядке провести новый раунд Минска. Сказал Лавров - сначала наши марионетки сдаются в Минске, а потом мы в Астане, а не наоборот! Сказал как отрезал. И вот уже хунта требует вынуть и подать ей обоих "запаховедов" в Минск, причём срочно, здесь и сейчас. Ладно, подпишем вам на потеху какую-то филькину грамоту, но уж потом расквитаемся за всё.

С одной стороны, мой скепсис никуда не исчез - всё, что мы наблюдаем, это очередное "принуждение к сливу", не более того. Но с другой, это обоюдное принуждение, и в этом кроется шанс на позитив. Потому что до какой степени принуждать, чтобы у другой стороны не возникло желания потом отыграть всё заново, не знает никто. Опыт одного такого эффектного, но явно неэффективного принуждения у Москвы уже есть. Понимание, что ближашие недели, фактически, последний шанс для такого принуждения перед весенним усилением хунты (уже неизбежного ввиду неиспользования экономических мер давления), должно присутстовать. А значит, есть вероятность того, что это принуждение целенаправленно или нет дойдёт до той степени, когда в глазах Запада оно уже выйдет за рамки сливной логики, и возвращаться к сливу будет некошерно.

Вот на этом зиждется наша хрупкая надежда. На то, что пережмут, перенакалят градус, переступят грань. Меня с самого начала этой истории волновал вопрос, а где тот предел эскалации, после которого Запад начнёт по-настоящему договариваться. Сейчас меня волнует вопрос, где тот предел эскалации, после которого Запад категорически перестанет даже пытаться принять слив, и как побыстрее довести до него процесс.

Наступательный блеф, конечно, пока что всего лишь блеф, но всё-таки наступательный! А наступательный блеф очень сложно контролировать, и он как раз может сорваться в штопор. Который нам так нужен.